Адвокат Дьявола: «Трансформеры» Майкла Бэя

7 106

Великое кино о великой войне.

Давайте говорить откровенно. Писать тексты для «Адвоката Дьявола» – просто колоссальная головная боль. Мало того, что приходится отсматривать огромное количество материала сомнительного качества – его ещё нужно отсматривать вдумчиво. И желательно по нескольку раз, чтобы наделать скриншотов. То количество сил, что оказывается вложено в один текст для «АД», примерно равняется трём-четырём статьям на любые другие темы. Короче говоря – КПД в случае с этой рубрикой всегда был строго отрицательным.

Вы спросите – зачем, мистер Степин? Зачем вы продолжаете подниматься? Зачем продолжаете смотреть общепризнанно убогую кинопродукцию, расплываться в фальшивой улыбке и надменно пытаться доказывать далеко не самым глупым людям, что они просто не разглядели в ней брильянта?

И я вам отвечу – потому, что мне она правда нравится.

На самом деле – весь «АД», с самого своего зарождения, был моим личным психологическим экспериментом над самим собой, в котором я пытался оценить глубины отсутствия у меня вкуса. И вынужден доложить – дна пока нет.

Но это только одна сторона медали. Вторая сторона заключается в том, что я для себя называю «ловушкой Снайдера». Того Снайдера, который Скотт. Вкратце – это когда ты уже выдал максимум, но от тебя требуется развить этот максимум ещё более максимальным образом.

Размышляя над «Возвращением Супермена», я думал, что после рассказа про свой любимый плохой супергеройский фильм я могу больше ничего на эту тему и не писать.

Пару лет назад я был уверен, что текст про «Бэтмена против Супермена» поставит логическую точку в существовании этой рубрики. Ниже в глазах гик-сообщества упасть уже некуда, правда?

Однако ещё через полгодика я внезапно осознал, что существует бессмертная Шумахеровская бэт-классика, которая просто обязана быть тем текстом, который отправит «Адвоката Дьявола» на покой.

Я был уверен, что я наконец нащупал абсолютное дно. А потом со дна постучали.

Я открыл эту дверь, удивлённо спрашивая себя: «Кто же это может быть?». В проходе меня встретил высокий, статный мужчина с широкой улыбкой и длинными волосами, спрятанными под кепкой. Протянув мне руку, он вежливо представился: «Майкл Бэй». На фоне, тем временем, почему-то заиграл Battle Cry.

Это всё к чему? Во-первых – не ешьте селёдку перед сном. Во-вторых – я, блин, обожаю Майкла Бэя! Он, можно сказать, мудрый старший брат Снайдера (того, который Зак). Пока младший сидел в тёмном чулане, читал немецких философов и пускал слюни на полуголых женщин из супергеройских комиксов – старший уже был самым популярным парнем на районе, душой любой компании и похитителем девичьих сердец. Немудрено, что в итоге младший активно пытался своему герою подражать, порой доходя до откровенно бесстыжего копирования.

Но серьёзно. Где-то до года 2016-го – Зак Снайдер даже приблизиться не мог к той ненависти, которую гик-сообщество питало по отношению к Майклу Бэю. Причиной той ненависти послужила франшиза, которая с тех пор стала синонимична с именем режиссёра.

Вообще, «Трансформеры» в целом почему-то стали синонимичны плохому кино. Я абсолютно точно могу утверждать, что каждый из вас хотя бы раз слышал, как это слово используется как имя нарицательное. Как некое ругательство или клеймо позора, которое ваш собеседник пытается навесить на свежую кинотеатральную новинку, чтобы как следует выразить своё презрение к ней.

А теперь внимание! Неожиданный поворот, который как обычно проспойлерили в трейлерах! Как вы думаете, чем мы будем заниматься в рубрике с названием «Адвокат Дьявола»? /музыка на фоне усиливается/

В преддверии скорого выхода фильма «Трансформеры: Восхождение Звероботов», который теперь уже точно перезапустит вселенную, мы разберём не один, не два, а СРАЗУ ПЯТЬ ФИЛЬМОВ САМОЙ ГОРЯЧО НЕНАВИДИМОЙ БЛОКБАСТЕРНОЙ САГИ В ИСТОРИИ КИНО. А потом ещё немного поболтаем о «Бамблби» и о том, что ждёт кинофраншизу в будущем.

ПЯТЬ ФИЛЬМОВ

ТРИНАДЦАТЬ ЧАСОВ ВЗРЫВОВ, ПАЛЬБЫ, ВОПЛЕЙ И ОГЛУШИТЕЛЬНО ЭПИЧЕСКОЙ РОК-МУЗЫКИ

ОДНО ПТСР, ПОЛУЧЕННОЕ АВТОРОМ ПОСЛЕ ЗАЛПОВОГО ПРОСМОТРА

ОДНА ВЕЛИКАЯ ЭПОПЕЯ ОБ ОДНОЙ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ ЗА СУДЬБЫ СРАЗУ ДВУХ ВЕЛИКИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

ОДИН МАКСИМАЛЬНО ВЕЛИКИЙ КИНОРЕЖИССЁР

МАКСИМАЛЬНО ВОЗМОЖНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ГОЛОВНОЙ БОЛИ В ОДНОМ ТЕКСТЕ

ДОСТОЙНАЯ ТОЧКА В ИСТОРИИ ЭТОЙ РУБРИКИ

JUST ONE MORE TIME BEFORE I GO

NOBODY CAN SAVE YOU NOW

И Т.Д., И Т.П.

Короче говоря, автоботы – трансформируемся и поехали.

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА ЗА КИБЕРТРОН, или суть конфликта

Начнём мы оттуда, откуда начинать и положено. С начала. Что вообще такое «Трансформеры»? Не их киноадаптация, а то, чем они изначально были до неё? Ответ, что называется, убил.

В случае с вышеупомянутым Заком Снайдером, когда речь заходит о его гипертрофированно серьёзных фильмах, поклонники режиссёра любят кивать в сторону первоисточника, с ухмылкой приговаривая: «А что вам не нравится? В оригинале всё то же самое!». И они, вообще-то, правы. Эту тему мы уже поднимали в тексте про «Рассвет справедливости», так что надолго останавливаться на ней не будем. Если коротко, то и Супермен, и Бэтмен регулярно сталкивались со сложными моральными дилеммами в гипер-серьёзных комиксах, где им периодически приходилось принимать неоднозначные решения. Оба этих персонажа – архетипичные литературные герои с около вековой историей, в которой были рассказы на любой, самый утончённый вкус. Являются ли такими героями автоботы с десептиконами?

Вообще-то нет. С ними ситуация куда более прозаическая. Сейчас, глядя на величественного Оптимуса Прайма, это довольно тяжело осознать, однако начинали трансформеры не с какого-нибудь фантастического эпоса типа «Звёздных войн». Корни металлических инопланетян растут из полки с пластмассовыми игрушками для детей. То есть, здесь даже особого второго дна нет – это буквально игрушки для будущих мужчин в возрасте 6-12-ти лет. Это всё.

Ладно, хорошо, справедливости ради – в своё время к этим игрушкам компания Hasbro выпускала сопутствующую рекламную медиа-продукцию, которая даже резонировала с определённой, довольно большой аудиторией. Был и мультсериал, и полнометражная анимация, и даже серии комиксов от Marvel, которые завоевали сердца и умы множества детей 80-90-х. Даже повзрослев многие из них до сих пор признаются, что видят в мудром и справедливом Оптимусе Прайме отца, которого у них никогда не было. Здесь, как оказывается, и возникает самая главная проблема с фильмами Майкла Бэя.

У меня, например, отец был. И я хорошо помню, как он однажды заметил, как я с унылой рожей смотрел за домашним телевизором тот казус, на который молились молодые поклонники трансформеров в Америке 80-х. Немного постояв рядом, он, то ли из жалости, то ли из страха предложил заместо него купить мне два других фильма или мультика. На что я сразу согласился.

На зарубежных форумах сейчас подозрительно часто поднимается тема того, что те «G1» трансформеры были любимым мультиком детей с аутизмом. Или же просто тех, которые по своей натуре были «не от мира сего». Сколько в этом правды – я рассуждать не возьмусь. Однако по собственному опыту могу сказать следующее.

У нас нормальные дети смотрели «Чипа и Дейла», «Шрека» и мультики Pixar. Спортсмены и драчуны смотрели «Бэтмена», «Человека-паука» и «Лигу справедливости». Horny-дети смотрели «Чародеек» или «Ким Пять-с-плюсом». Туповатые дети смотрели «Винкс». Фрики смотрели «Тома и Джерри», Looney Tunes и «Гарфилда». «Трансформеров» смотрели те, у кого на одежде были дырки, в дневнике были пятёрки, голова на перемене была в унитазе, а деньги на обед были в чужом кармане. Короче говоря – странные, особенные дети, которых сверстники не понимали и не хотели понять, предпочитая вместо этого травмировать на всю оставшуюся жизнь. Если кто-то из них и пытался включить «Трансформеров» в приличной компании, то уже на первой серии все остальные участники тусовки вежливо просили убрать это детское фуфло и поставить какой-нибудь другой диск.

Капец у Жени был худ, у нас Трансформеры были не в топе, но и в аутсайдеры никто не записывал. А ведь мы в одном городе живем. Скажу даже больше, у нас ценились «Трансформеры: Битвы Зверей», а у нескольких ребят была та-самая-энциклопедия о Трансформерах, которую мы постоянно листали. — прим. ГлавВреда.

В итоге из фанатов тех мультфильмов выросли либо весьма успешные и образованные люди, которым эти «Трансформеры» ныне совершенно неинтересны, либо те ребята, которые как две капли воды похожи на мем «AKSHUALLY». Вторых, судя по всему, сейчас на западе очень много.

И тут, выбивая ногой дверь с петель, в их зону комфорта, в которой игрушечные роботы ведут свои сказочные войны, стреляя из шуточных пушек, врывается Майкл Бэй. На его пижонском лице уверенная улыбка, на его роскошной шевелюре пацанская кепка, его глаза скрыты за линзами «авиаторов», на его запястье брендовые часы, в его правой руке ключи от дорогого спорткара, его левая рука лежит на бёдрах голливудской супермодели, а за его спиной оранжево-красным облаком расплывается огненная буря от взрыва, на который он ДАЖЕ НЕ СМОТРИТ.

Теперь именно ЭТОТ человек будет делать для них СВОЁ кино так, как это ЕМУ нравится. Теперь видите суть конфликта?

ИСКРА, ЧТО ДАЁТ НАМ ЖИЗНЬ, или фундаментальная проблематика саги

Проще говоря – Бэй пришёл в совершенно чужую избу со своими законами. Если так подумать, то фильмам про трансформеров вообще не следовало существовать в том виде, в котором они появились. Это, блин, реально детская франшиза про детские игрушки, без всяких оговорок. Это буквально My Little Pony для американских мальчиков XX-го века. Если продолжать развивать франшизу в этих заданных рамках, то большое кино про Оптимуса и компанию должны делать максимум Pixar. Однако по каким-то причинам – его отдали делать Майклу Бэю. Почему – это уже отдельный вопрос.

Впрочем, всё это выглядит как попытка перекладывания вины с создателей фильмов на их целевую аудиторию, что в данном случае не совсем правильно. Вернее – СОВСЕМ не правильно. Давайте разберёмся – что такое обновлённые «Трансформеры» Бэя?

Да чего тут разбираться. Давайте скажем прямо. «Трансформеры» Майкла Бэя – это порнография. То есть, по факту – это так называемое баттл-порно. Крупнобюджетная порнуха, в которой все половые акты замещают смертельные, бессовестно масштабные и жестокие поединки гигантских роботов, которые расчленяют друг друга прямо на экране, со всеми анатомическими подробностями.

То, как людям из плоти и крови вырывают позвоночник, снимают кожу с лица, вытаскивают сердце и выдавливают глаза мы можем увидеть строго в продукции под маркировкой 18+, которая многим потом снится в кошмарах. Такое детям смотреть нельзя. А вот когда конечности отрывают инопланетным роботам – это пожалуйста, на это рейтинговым агентствам плевать! 12+, и вперёд в кино, за билетами!

Майкл Бэй всё это прекрасно понимал и бессовестно эксплуатировал, заставляя Оптимуса Прайма проводить на своих врагах настолько жестокие фаталити, что даже Эд Бун бы поперхнулся. Всё это – под аккомпанемент из канонады ручных пушек, разрывающихся снарядов, бесконечной пальбы, слепящего света и визгов массовки. Это когда дело доходило до кульминации, с переизбытком оргазмически эпичного действа. Но что было в промежутках?

В промежутках был сценарий. И он был скроен буквально по всем канонам действительно взрослого кино. Того, которое по телеку будут крутить только после полуночи. Чтобы убедиться в этом – проанализируйте сюжет каждого фильма в вакууме, для чистоты эксперимента вынеся механических роботов за скобки. Что у вас получится?

В первом фильме мы имеем дело с barely legal подростками в фазе гормонального всплеска. У главного героя есть ровно одна цель – купить себе тачку, чтобы трахнуть в ней самую красивую ученицу его класса, предварительно отбив девушку у её накачанного ухажёра. Во втором – главный герой отправляется в колледж, набитый озабоченными молодыми людьми, в котором он на первой же вечеринке близок к тому, чтобы изменять своей избраннице, которая обязательно застукает его посреди процесса. В третьем – у него самого появляются серьёзные подозрения, что его новая пассия спит с собственным боссом, что становится двигателем всех остальных событий фильма. В четвёртом – фермер из центральной Америки, который нездорово одержим своей дочерью, страшно ревнует её к молодому парню, с которым она начала встречаться ещё до совершеннолетия. В пятом – сексапильная «милфа»-профессор и тот самый фермер пытаются потрахаться.

Я, если что, ничего не придумываю и не передёргиваю. То есть, по крайней мере – я не передёргиваю факты. Это буквально сюжет каждого из этих фильмов, если изъять из него спичи Оптимуса про добро и дружбу, летающие туда-сюда ракеты и механическую поножовщину. Это – реальный уровень сценария в фильмах Майкла Бэя, если воспринимать их без мишуры. Но соль шутки в том, что даже мишура здесь подходящая. Во всех фильмах навалом откровенно порнографических ракурсов, есть сцены с обнажёнными гениталиями, есть момент с золотым дождём и даже есть буквальная сцена совокупления. Замените Linkin Park на «bow-chiсka-wow-wow» – и это практически аморальный грабёж посетителей кинотеатров. Даже актёры все подбирались как будто специально под такое кино.

Пенталогия «Трансформеров» – тот случай, когда шутка про «сюжет как в порно» перестаёт быть шуткой. Это, можно сказать, реальная порно-пародия на старые мультики.

А теперь представьте лица тех, кто эти мультики реально смотрел и любил.

ОПТИМУУУУУУУУУУУУУС!!!!, или кино про когнитивный диссонанс

Однако изымать трансформеров из фильма, который называется «Трансформеры», чтобы потом над ним смеяться – это как-то глупо. Или нет? Давайте адресуем этот вопрос его режиссёру.

Возвращаем гигантских роботов обратно в эти фильмы и смотрим на их нарративную структуру. Что у нас получается? А получается у нас то, что Майкл Бэй пять раз подряд снял примерно один и тот же фильм, из раза в раз меняя декорации и подкручивая спецэффекты. У каждых «Трансформеров» один и тот же сюжетный шаблон, который выглядит примерно следующим образом:

  1. Два с лишним часа авторы пытаются высосать из пальца причину, почему Оптимус Прайм НУ НИКАК НЕ МОЖЕТ ворваться и развалить вражеским транспортным средствам их кабины.
  2. В последние десять-двадцать минут Оптимус таки встаёт со своей сюжетной печи и резко ВРЫВАЕТСЯ.
  3. ВЗРЫВЫ ПАЛЬБА ШАЙЯ ЛАБАФ ОРЁТ ЖЕСТЬ
  4. Оптимус, что называется, «в соляного» зверски убивает ВООБЩЕ ВСЕХ десептиконов, в процессе выдавая изречения уровня «я твою робо-маму в кино водил».
  5. Шайа Лабаф целуется с Меган Фокс и они клянутся друг-другу в вечной любви.
  6. Главные герои стоят на фоне пафосного пейзажа, а Оптимус затирает что-то вроде: «Х*ё-моё, вот такие дела, ребята. Все живые существа заслуживают право на жизнь, свободу и самоопределение. Живите дружно, никогда не деритесь, и всего вам хорошего. Люблю вас. Если вы не десептикон, конечно. Если вы десептикон, то я приду к вам домой, убью ваших родных и близких, после чего изнасилую вас на их трупах. Ходите оборачивайтесь. Увидимся в следующем фильме».
  7. WHAAAAAT IIIII’VE DOOOOOOOOOOOOOOOOOONEEEEEEE

Как видите, в этом шаблоне есть небольшая странность. Если попытаться сформулировать её суть в одном вопросе, то он будет звучать как-то так – А ЧТО, БЛ*ТЬ, ПРОИСХОДИЛО В ЭТОМ ФИЛЬМЕ ПЕРВЫЕ ДВА ЧАСА???

А происходило примерно то, что патриарх российского кино-блоггинга описал бы как-то так:

Разумеется, эта проблема присуща далеко не только «Трансформерам», но они для неё – лучшая иллюстрация. В фильмах, которые называются «Трансформеры», не так много трансформеров. Гораздо больше в них тупых, потных и очень громких людей, которые мельтешат на экране где-то две трети всего хронометража. И если речь идёт о какой-нибудь Лоре Хэддок, в случае с которой почти вся мужская половина готова душу дьяволу продать, лишь бы она позволила им облизать её ступни – это даже необязательно плохо.

Но не каждое человеческое существо в этом мире – Меган Фокс. Большинство людей, как вокруг нас, так и на нашем экране – это Шайа Лабаф.

Что делает Шайа Лабаф в этих фильмах? Кроме того, что орёт, потеет, тупит и хочет трахаться? Да по сути ничего. С одной стороны – это даже реалистично. С другой – «реалистично» не всегда равняется «интересно». Интересно ли наблюдать за жизнью Сэма Уитвики? Не особо.

К чести всех участников этого представления – играют они в основном хорошо. Но, при всём уважении, ты пришёл смотреть не на их игру. Ты пришёл смотреть на то, как Бамблби выкручивает яйца Старскриму. А вместо этого получаешь несколько часов в компании круглых идиотов, которые убегают от взрывов, плохо шутят и прилюдно позорятся. И об этом позоре публика будет напоминать им всю жизнь.

Вы сами-то как думаете – почему у Шайи Лабафа так сильно протекла крыша после съёмок в этих фильмах? По той же причине, по которой с неё начало капать у меня. А я ведь эти фильмы всего лишь посмотрел.

БЕЗ ЖЕРТВ НЕТ ПОБЕДЫ, или почему важно вовремя остановиться

Но вот что парадоксально – увеличение экранного времени самих трансформеров сделало всё только хуже. «Эпоха истребления» – это настолько позорное кино, что мне стыдно его упоминать даже в этой рубрике. Вы вообще видели это? Это, блин, не фильм – это натурально ошибка.

Слава богу – ошибка чужая. А на таких принято учиться. Так что давайте выучим следующий урок – всегда нужно знать, когда тебе пора уходить.

Знаете, как отличить хорошего игрока в покер? Он в совершенстве освоил искусство своевременного паса. Обычно, когда смотришь турнир, победителя можно определить ещё на середине стола. Просто наблюдая за тем, кто, когда и как пасует. Даже удача не способна переиграть человека, который умеет сбрасывать свои карты. Так вот – я надеюсь, что Майкл Бэй на пушечный выстрел не подходит карточному столу. Потому, что фолдить режиссёр категорически не умеет.

«Тёмная сторона Луны» считается приличным фильмом даже среди тех, кто к франшизе относится как к мусору. Всё, что было хорошего в предыдущих фильмах, в триквеле было возведено в абсолют. Всё, что в них было плохо, было либо исключено из уравнения, либо подкручено до приличного состояния. Даже за буднями Сэма было довольно любопытно наблюдать. Если бы Стивен Спилберг не заставил Бэя выкинуть из фильма Меган Фокс за её нелепое сравнение Майкла с Гитлером – то была бы вообще конфетка. Третья часть была не просто классным фильмом. «Тёмная сторона Луны» – образцовое кино своего жанра, которое можно назвать золотым стандартом блокбастерного сай-фая и одним из лучших фильмов режиссёра.

Если вы не были в кинозале тогда, в 2011-м году – вы даже не можете себе представить тот восторг, который мы испытывали во время просмотра этого эпика.

От себя добавлю, что трейлеры и тизеры к первым трём «Трансформерам» — возможно лучшие ролики вообще. Особенно этот невероятно эпичный трейлер к «Тёмной стороне Луны». Мурашки до сих пор, шедевр жанра. — прим ГлавВреда.

Но к этой теме мы традиционно перейдём чуть ниже, когда наконец доберёмся до непосредственной «адвокатуры». Сейчас суть в том, что тогда, в 2011-м году – Бэй с подобным кино казался чуть ли не хэдлайнером всего Голливуда и непревзойдённым мастером в блокбастерной нише, который опередил своё время. На этих лаврах можно было почивать очень долго. Можно было БЫ, если бы в 2012-м не вышли «Мстители».

Про историю появления четвёртого фильма и причины того, что Майкл Бэй решился его делать ходит столько слухов и теорий, что в них чёрт ногу сломит. Кто-то говорит, что Майкл хотел собственную франшизу. Кто-то говорит, что он боялся бросать «Трансформеров» до того, как задаст им курс на будущее. Кто-то говорит, что дело просто в деньгах, которые были нужны на «Анаболики». Но я частенько думаю – а что если именно «Мстители» стали тем, что его сломало?

На самом деле «Мстители» вообще сломали очень многое, похоронив под своим весом карьеры множества отличных людей. Здесь можно вспомнить и злосчастного Зака Снайдера, и их режиссёра Джосса Уидона, и какого-нибудь Джоша Транка, и огромное множество голливудских студий с их киновселенными, и вообще всю развлекательную культуру, в целом. Причиной таких колоссальных потерь стало то, что «Мстители», блин, были прямо-таки революционно отличным фильмом, который буквально всему миру показал, какие чудеса можно творить с формулой летнего блокбастера.

Очень многое он явно показал и Майклу Бэю, для которого супергеройский тим-ап наверняка стал чем-то, что заставило его очень серьёзно задуматься. «Авенджеры» явно давали тираннозавру кинобизнеса понять – он больше не царь этой горы. То, как делает свои многочасовые эпики он – это считай пережиток прошлого. Теперь балом правили уже не правдоподобность, натуралистичность, мальчишеская искренность и дух грандиозного, стоящего особняком приключения, которое выпивает зрителя досуха. Сдвиг парадигмы в 2012-м произошёл мгновенно – теперь все хотели ярких костюмов, колоритных персонажей, дружелюбной лёгкости и чувства того, что за нынешней главой всегда последует следующая, которая будет ещё круче. Эпоха трилогий и самостоятельных эпиков канула в лету, а Майкл Бэй по щелчку пальца превратился из первопроходца в ископаемое. И если вы имеете представление о том, какого размера у настолько большого человека должно быть эго, то вы сами прекрасно понимаете – его это задело очень и очень сильно.

И «Эпоха истребления» как будто стала болезненной аллергической реакцией Бэя на те перемены вокруг него, на которые он не мог оказать никакого влияния. Всё, что оставалось – пытаться подстроиться под новые условия. Четвёртая часть выглядела так, будто делалась через силу. Натужные шутки, карикатурные персонажи, отвратительная попытка осовременить и без того футуристичных пришельцев дерьмовой «нано-технологией», которая потешными кубиками летала по экрану, постыдная попытка выслужиться перед китайскими регуляторами…

Короче говоря – Бэй опять опередил своё время, воплотив на экране в 2014-м году всё то, за что последние несколько лет ругают массовое кино. Гений, что тут ещё скажешь.

«Последний рыцарь» на фоне предшественника выглядел как будто бы попыткой скорректировать курс, вернувшись обратно к прежней формуле «Трансформеров». И персонажей старых вернули, и градус идиотии сбавили, и уровень брутальности подтянули, и вновь с альтернативной историей поиграть попытались, и ещё много чего сделали грамотного. Однако кино с аудиторией не срезонировало. Оно, в принципе, и понятно – киновселенная Marvel в 2017-м была на пике. Бессвязная какофония взрывов и хаотичные переплетения космических судеб никого уже не впечатляли, особенно после настолько неудачной четвёрки.

Age of Extinction и The Last Knight буквально загубили и без того не самую опрятную репутацию режиссёра, заодно поставив под вопрос будущее вообще всей франшизы. Если вы не в курсе, то прогнозы по кассовым сборам «Восхождения Звероботов» у аналитиков довольно мрачные – очень многие склоняются к тому, что на фоне «Флэша» и «Человека-паука» кино может попросту не окупиться.

Существует вполне осязаемый шанс, что титанический вес авторского видения Бэя может не только возродить «Трансформеров» из пепла, но ещё и обратно их в этот пепел вернуть.

Кстати об этом. Давайте уже переходить к действительно важной части.

СУДЬБА РЕДКО ВЗЫВАЕТ К НАМ В ТОТ МОМЕНТ, КОТОРЫЙ МЫ ВЫБИРАЕМ САМИ, или суровая правда

Хардкорные фанаты трансформеров, на самом деле, просто удивительные люди, любой диалог с которыми превращается в незабываемый социальный экспириенс. Больше всего они в этом похожи на таких же хардкорных фанатов Супермена.

Когда ты говоришь фанату Супермена, что Снайдер снял про него любопытное кино – он обрушивается на тебя с яростной тирадой о том, какой же этот режиссёр криворукий бездарь, совершенно непонимающий персонажа, и всё время отсылает тебя к фильмам Ричарда Доннера. Когда ты говоришь, что смотрел фильмы Доннера, но допускаешь возможность иной трактовки этих мифов – этот фанат начинает утверждать, что ты плюёшь на могилу Кристофера Рива, и тебе срочно нужно почитать побольше комиксов. Когда выясняется, что ты эти комиксы читал – фанат заявляет тебе, что ты читал неправильные комиксы. Когда выясняется, что и правильные комиксы ты читал тоже – фанат обвиняет тебя в том, что ты читал эти комиксы не так, как их читать нужно. Когда ты спрашиваешь: «А как нужно?» – на этом месте уже выясняется, что ты, судя по всему, малолетний эджлорд, который очевидно питает стойкую симпатию к фашизму, и подлежишь изгнанию из фандома. После чего, в силу железобетонной аргументации оппонента – тебе не остаётся ничего, кроме как принять собственное поражение.

Даже я бы так классно не набросил на тему Снайдера и фанатов Супермена — прим. ГлавВреда

Майклу Бэю, кстати, стоило бы снять фильм про Супермена. Но речь сейчас не об этом. Речь о том, что горячие поклонники мультфильмов 80-х подходят к его «Трансформерам» с примерно таким же убеждением, что всё это – бездарная ересь, снятая циничным клипмейкером, который совершенно не понимает суть франшизы. Однако в разговорах с этими людьми всё же есть один очень серьёзный нюанс.

В дикой природе средняя продолжительность жизни фаната старых «Трансформеров» оказывается крайне низкой. Всё дело в том, что, если напомнить этому фанату, что Майкл Бэй не просто возродил, а буквально за ручку отвёл трансформеров на исторический пик их популярности – исход как правило оказывается летальным. Вероятно, именно поэтому фанатское сообщество гигантских роботов с каждым годом редеет всё сильнее.

Hasbro решились делать про свои игрушки подобное кино далеко не от хорошей жизни. Продажи неумолимо падали. Комиксные серии закрывались, едва успев стартовать. Новые мультфильмы выходили сверхъестественно убогими. Что показательно – за пределами узкого кружка старожилов фандома про существование всей этой продукции даже мало кому известно. Но знаете, про какое кино слышал каждый? Знаете, чьи трейлеры произвели настоящий фурор в 2006-м году? Знаете, какой блокбастер рвал бокс офисы и превосходил самые смелые ожидания инвесторов? Знаете, что за малоизвестная франшиза оказалась способна конкурировать с новыми фильмами про Человека-паука, Джека Воробья и Гарри Поттера?

Конечно знаете. Чуть ли не каждый родитель повёл своих детей на фантастический фильм про гигантских роботов тем жарким летом 2007-го. И, выходя из кинозала, на всех их лицах были счастливые улыбки. Потому, что такого никто из них раньше не видел.

Майкл Бэй, когда его спрашивают о том, что он может сказать по поводу негативной критики своих работ, всегда отвечает примерно одно и то же:

Эти люди не могут понять, ради чего я снимаю своё кино. Моя цель – дать зрителю возможность вырваться из повседневной рутины и отправиться в удивительное путешествие, которое останется с ним навсегда.

Майкл Бэй породил, популяризировал и довёл до совершенства концепцию кинематографического парка аттракционов за десять лет до того, как Мартин Скорсезе вызвал гнев общественности своим высказыванием про киновселенную Marvel. Летом 2009-го редкие критики даже прямо говорили, что Бэй со своей «Местью падших» как будто снял настоящий кино-авангард, растопив формулу летнего блокбастера до абсолютно чистого концентрата аудиовизуального эйфоретика, который отвергает саму концепцию смысла и сценария ради того, чтобы быть именно тем, что хотел сотворить Майкл Бэй.

«Трансформеры: Месть падших» настолько длинны, что вам придётся прийти на сеанс в подгузниках. Но то, с какой первобытной яростью это кино будет праздновать торжество жизни – заставит вас в этих подгузниках сиять от счастья. Вы обделаетесь, не вставая с кресла, пока ваш дикий, восторженный варварский клич смешается с обезумевшими воплями восхищённой зрительской толпы.

И те пары молодых мужчин и девушек, которые в 2009-м году за ручку выходили из таких залов, выкидывая выпитые бутылки «Туборга» и пустые вёдра из-под попкорна, знают – именно так оно и было.

НАШ САМЫЙ СЛАВНЫЙ ЧАС, или «а минусы то какие?»

В очередной раз повторю уже несколько раз проговорённую мысль – Майкл Бэй опередил своё время. Тогда настолько масштабные фильмы ещё не были приевшейся повседневностью – подобное кино всё ещё было событием. А уж такое кино, как «Трансформеры», было и вовсе в новинку.

Ведь под сюжетом из порно и застилающими глаза вспышками взрывов прячется нечто такое, чего отчаянно не хватает нынешнему развлекательному кино – свежая, креативная задумка, реализованная авторами от всей души.

«Трансформеры» – это, блин, реально крутая фантастика. Без всяких оговорок. Я даже зайду с козырей – на пике своей формы приключения Сэма, Оптимуса и компании давали фору и «Звёздным войнам», и MCU. Причём фору такую, что конкуренция до сих пор в сравнении смотрится смешно.

Еще накину в копилку этого тезиса. Шедевральный саундтрек Стива Яблонски даже к самой вашей нелюбимой части из серии уделает 90% музла к блокбастерам, не вспотев. Даже Киновселенную Marvel, у которой все знают только тему Мстителей. Здесь же просто мед в уши, эмоциональный, пафосный, эпичный и будоражащий спустя кучу лет как в первый раз. — прим ГлавВреда.

«Звёздные войны» переносили нас в практически фэнтезийную «далёкую-далёкую галактику», которая работала по своим законам и мыслила своими категориями. Киновселенная Marvel вскоре после первых «Мстителей» перенесла действие как будто бы в свою маленькую коробку с игрушками и зелёным экраном, где практически не находилось места для осязаемой реальности.

Но «Трансформеры» всегда старались держаться одного единственного принципа, который был вынесен на все постеры первого фильма: «НАШ МИР. ИХ ВОЙНА».

Всё действие фильмов разворачивается в нашей с вами повседневности, пропущенной сквозь линзу кинокамеры, в которую вторгаются невообразимые механические существа, падающие с небес нам на головы. И Сэм Уитвикки, и Микаэла Бэйнс, и Кейд Йегер, и капитан Леннокс, и все прочие участники событий всех пяти историй – вполне себе обыкновенные люди, неожиданно для себя оказавшиеся в необыкновенной ситуации.

Эта ситуация – первый контакт с инопланетной формой жизни. Намного более разумной, развитой и опасной, чем можно было себе представить. Внезапно выясняется, что во вселенной уже миллионы лет идёт тотальная война на уничтожение между ходящими и разговаривающими орудиями массового поражения, расколовшимися на два противоположных клана, которые отличаются буквально всем, вплоть до языка, культуры и обычаев.

Ссора автоботов и десептиконов – это не какая-то драчка «стенка на стенку» между двумя горстками ряженых клоунов. Это – масштабный космический холокост, в котором на карту поставлены судьбы цивилизаций, а потери обеих сторон настолько колоссальны, что им давным-давно потерян счёт. Бывшие союзники настолько свыклись с мыслью о насилии, что готовы рвать вчерашних товарищей буквально на куски, без всяких зазрений совести, лишь бы те наконец нашли свою смерть. И именно наша с вами Земля обречена стать тем местом, в котором произойдут ключевые события финальной фазы этого конфликта.

Что звучит интереснее – это, или сборы разноцветного «скиттлса» с попилом «по писят»?

Однако при том, что Бэй изо всех сил тужится показать правдоподобную войну на истребление – эту войну ведут небольшие отряды из хорошо запоминающихся персонажей, которые вынуждены вступать в очень горячие стычки на очень короткой дистанции. Все разногласия у трансформеров решаются выходами «раз на раз» между примерно равными оппонентами. И в ходе этих ожесточённых дуэлей – один из противников как правило действительно гибнет. В «Трансформерах» реально присутствует напряжение, которое прямо-таки пропитывает экран во время решающих сражений каждого фильма.

В этой концепции есть буквально всё – масштаб, интрига, драма, эпик, зрелищность, простор для фантазии… Но что самое главное – Майкл Бэй засунул в эту концепцию KINO.

В отличие от нынешних контент-мейкеров – режиссёр не только заставлял актёров кривляться на фоне зелёного экрана. Он реально строил декорации, снимал на натуре, активно использовал практические спецэффекты и всё время старался показать публике какую-то новую часть нашего мира, какую-то новую его достопримечательность. От этого фильмы Бэя, несмотря на засилье компьютерных роботов, кажутся очень даже солидным кино.

А что уж совсем впечатляет – будучи ограничен всеми вышеперечисленными вещами, этот человек умудрился наснимать самого эпического сай-фая, какой вы только видели на большом экране. Что египетские разборки в «Мести падших», что геноцид в Чикаго из «Тёмной стороны Луны», что замес над Стоунхенджем в «Последнем рыцаре» – всё это буквально вершина эпических баталий, которые вы найдёте в фантастическом кино. Ближайший конкурент Бэя, «Месть ситхов», все свои грандиозные сражения помещала в инопланетные декорации и на целиком компьютерные бэкграунды. Однако «Трансформеры» лёгких путей не ищут. И поэтому команда режиссёра реально взрывала грузовики и строила макеты сломанных небоскрёбов. Потому, что Майкл Бэй.

В итоге у маэстро громких спецэффектов получилось наклепать целых пять длиннющих эпиков, каждый из которых смотрится на одном дыхании, врезается в память и оставляет послевкусие даже не пережитого приключения, а как будто маленькой прожитой жизни. Даже худшие фильмы о разборках инопланетных титанов хочется за что-то похвалить.

Блин, да давайте так и сделаем!

«Трансформеры» (2007)

Здесь всё элементарно – благодаря этому фильму «Трансформеры» стали той гигантской медиа-франшизой, которой они являются сегодня. Сделай этот фильм кто другой – и у нас легко могло получиться ещё одно «Возвращение Супермена» или «Зелёный фонарь».

В этом блоке я покажу все первые тизеры к фильмам. Посмотрите, как ненавязчиво и таинственно выглядит дебютный тизер к первой части. Ну никто же не поймет, что это экранизация боев цветастых роботов за какой-то Энергон. Вау. — прим. ГлавВреда

Однако получилось то, что получилось. Из серии японских игрушек и персонажей откровенно детских мультфильмов – трансформеры превратились в убедительных инопланетных воителей, которые превратили улицы современных человеческих городов в поле своей решающей битвы.

Первая трансформация вернувшегося из мёртвых вертолёта до сих пор заставляет мурашки бегать по телу. Падение четырёх метеоритов до сих пор вызывает восторг. Первая стычка Оптимуса с десептиконом до сих пор заставляет челюсть упасть на пол. Ну а уж про то, насколько мощно и свежо в этом фильме звучат знаменитые речи Прайма – про это можно и вообще не напоминать.

Кстати, я был в 2007 году в кино с родителями на первых «Трансформерах». Эмоции били через край. И, что немаловажно, мой 50-летний отец до сих пор с восторгом вспоминает сцену прилета Блэкаута на военную базу США. Гениальный пролог для боевика. — прим. ГлавВреда.

Ко всему прочему – в первых «Трансформерах» неиронично есть одна из самых крутых концовок в истории кино. Финальный монтаж стал настолько культовым, что в интернете появилась туча мемных видео, в которых финалы других фильмов делали похожими на него. Даже у нас есть такой:

И что особенно показательно – каждое такое видео было лучше, чем оригинальная концовка подобранного фильма. И всё благодаря одной классной группе и её замечательному солисту.

«Трансформеры: Месть падших» (2009)

Однажды Шайю Лабафа спросили: «Каково это было, снимать самый горячо ожидаемый сиквел года?». На что он ответил следующее:

Я тут посмотрел документалку про то, как снимался «Апокалипсис сегодня». Где-то на двадцатой минуте Фрэнсис Форд Коппола смотрит в камеру. Он стоит посреди джунглей, на грани нервного срыва, с красными глазами. Он вот-вот заплачет. Он делал это кино двенадцать лет. Он точно знает, что именно он хочет снять. Прошло уже две-три недели с тех пор, как он приехал на Филиппины. И он смотрит в камеру и говорит: «У меня слишком много денег, у меня слишком большая съёмочная группа, у меня нет сценария, и я прямо сейчас прострелю себе башку». И это было именно то, как мы делали второй фильм.

И знаете что? В каком-то смысле «Месть падших» действительно является «Апокалипсисом сегодня» от мира летних блокбастеров. Это дистиллят самой идеи подобного кино. Насыщенный концентрат «Трансформеров», как франшизы, в котором все их лучшие и худшие качества возведены в абсурдный абсолют.

Дебютный тизер ко вторым «Трансформерам» находится в моем списке фаворитов жанра вообще. Хлесткий, напряженный, короткий, но потрясающий ролик, который поражает до сих пор идеально выверенным кадрами. И да, именно тут ВРУУУМ для роликов стал обычным делом. — прим. ГлавВреда.

Еще и начинается с имени режиссера. Ну настоящий чад.

Как правило, когда люди говорят о «Трансформерах» и их режиссёре – они думают именно про этот сиквел. У этого фильма реально не было сценария – из-за забастовки сценаристов его писали прямо на ходу, сидя в тени великих пирамид. Именно здесь шутки про «вражескую мошонку» и оскорбительно стереотипные образы соседствуют с одними из лучших экшен-сцен в истории Голливуда и неадекватно драматичными переживаниями героев.

Это – настоящий памятник индустрии кино-блокбастеров и сверххищник подобного кино. «Месть падших» на своём поле просто не имеет конкурентов. И хотя бы раз в жизни вы сами обязаны её увидеть.

«Трансформеры: Тёмная сторона Луны» (2011)

Как было сказано выше – даже те, кто другие фильмы ненавидит, к третьей части относится с теплотой. По словам того же Шайи Лабафа – «Тёмная сторона Луны» создавалась как работа над ошибками предшественника. Фильм стал проще, стал географически ближе к зрителю, а его сценарий действительно старались как следует проработать. Что немаловажно – сюжет целенаправленно делали как можно серьёзнее. Режиссёр хотел, чтобы у автоботов упал их персональный «Чёрный Ястреб». Именно последнее и стало поводом большинства зрительских претензий.

Финальная проходка Оптимуса через орду Десептиконов — один и тот же футадж взрывов, использованный четыре раза, но вы этого не замечали из-за хирургически выверенного монтажа и режиссуры сцены. — прим. ГлавВреда.

Металлическая бойня в триквеле достигла своего пика. Майкл Бэй как будто сорвался с цепи, спустив своих механических палачей не только друг на друга, но и на самых обычных обывателей. Местами «Тёмная сторона Луны» ощущается как намеренно пугающий фильм-катастрофа, в духе «Войны миров». А местами – как какое-то серьёзное военное кино. Ну и конечно – концовка до сих пор является чуть ли не главным предметом обсуждения в фанатском сообществе.

А ещё в своё время люди на полном серьёзе шли на сеанс специально, чтобы послушать новый трек Linkin Park, записанный для фильма. Если для первой части был выбран мелодичный «What I’ve Done», а во второй играл футуристичный New Divide, то для «Тёмной стороны» музыканты остановились на печальном и задумчивом Iridescent, услышать который в финале было настолько же приятно, насколько неожиданно.

А ещё исполнители в день премьеры на Красной Площади в Москве дали целый бесплатный концерт, который наш главный редактор ещё в тот год посмотрел целиком. К сожалению — не вживую. А ведь хотелось!

Охренеть

Мрачный и эпичный тизер к третьей части показывали на Super Bowl, тогда люди впервые мельком увидели проходку Оптимуса из финального акта и оху*ли аж до самой премьеры от ее крутости. — прим. ГлавВреда.

«Трансформеры: Эпоха истребления» (2014)

Ладно, ХОРОШО, признаю – вот тут сложно. Но смотрите – Локдаун классно выглядел на фоне взрывов, прикольно косплеил спецназовца, а его башка складывалась в пушку. Ну разве это не круто? Только не врите самому себе – вы бы тоже хотели, чтобы ваша голова превращалась в гаубицу. Это буквально мечта любого адекватного мужчины.

Да и в целом определённые сюжетные структуры в четвёртой части были любопытными. Автоботы вне закона, союз злых трансформеров со злыми людьми, охота на Оптимуса со стороны его таинственных «создателей», разумные динозаврики, и всё в этом духе. Да и Марк Уолберг вроде был забавным.

Дебютный ролик четвертой части сразу показывает, что серия пошла в сторону изменений. Однако эпик никуда не делся, а напряжение остается. Разве что Оптимус верхом на динозавре не так сильно впечатляет. Выглядит куда компьютернее, чем сцена из тизера сиквела с Демолишором. Почему-то то выглядело реалистичнее и круче. — прим. ГлавВреда.

Ну и конечно – в конце Прайм дико пафосно улетел под Imagine Dragons. Это же сразу плюс два балла фильму, согласитесь.

«Трансформеры: Последний рыцарь» (2017)

В «Последнем рыцаре» так и вовсе при повторном просмотре можно обнаружить массу классных моментов.

Энтони Хопкинс здорово играет. Лора Хэддок облагораживает любой кадр своим присутствием. Бамблби мощно разносит нацистов. Капитан Леннокс снова в строю. Мегатрон получил крутой редизайн и весело собирает свой «Отряд самоубийц». Марк Уолберг всё ещё забавный. Дурацкая идея с рыцарями Круглого стола и королём Артуром смотрится вполне себе на уровне альтернативной космической гонки из третьей части…

Нет, правда – этот фильм на удивление интересно пересматривать.

Главная его проблема в том, что все эти классные моменты практически ничем между собой не связаны. Весь сквозной сюжет с Квинтессой и злым Праймом реализован настолько лениво, что создатели избавляются от него буквально при первой же возможности.

Эту мысль продолжает то, что я вообще не помню тизер пятой части и спецом пошел искать его. Куда более показательным был вот этот рофло-ролик, где Оптимуса учат говорить с правильным британским акцентом. Он как-то лучше соответствует духу той каши, что была пятая часть. — прим. ГлавВреда.

Зато трансформеры снова нормально трансформируются, а в конце всё очень красиво бахает. Серьёзно – что вам ещё надо?

Разве что… продолжение?

БЛАГОДАРЯ ТЕБЕ У НАС ЕСТЬ БУДЩЕЕ, или «а что дальше?»

Хотя на тот момент большинство зрителей терялись в догадках, сейчас можно заявлять уже весьма уверенно – киновселенная Майкла Бэя подошла к своему концу в 2018-м году, когда на экраны вышел «Бамблби» за авторством некоего Трэвиса Найта. И в принципе, для первого фильма с живыми актёрами – у режиссёра вышло довольно милое и приятное кино. При этом – кино порождает гораздо больше вопросов, чем даёт ответов.

Например: что это за перезапуск «на минималках», с отчаянными попытками отмахнуться от самой мысли о том, что новые фильмы очевидно не имеют ничего общего со всей предыдущей сагой? Зачем вместо какого-нибудь именитого режиссёра брать абсолютных, что называется, «ноунеймов», у которых за пазухой едва-едва наскребётся на пару полнометражек? В чём вообще заключается дальнейшая задумка, стоящая за обновлённым франчайзом?

В принципе, одно уже можно сказать точно – многолетняя конфронтация старой гвардии фанатов с авторами экранизаций подошла к концу. Ортодоксальная часть фандома трансформеров всей душой полюбила «Бамблби».

Эта сцена так активно чесала фанатское пузико, что мы просто мурлыкали в зале — прим. ГлавВреда.

В то же время – довольно высокие оценки кино получило от критиков и прессы. Да и массовая публика вроде как осталась довольна. Очевидно, что поводов отказываться от заданного «Бамблби» курса у продюсеров нет. И этот курс – на возвращение в 80-ые.

Оптимус и команда снова стали коробчатыми, игрушечными персонажами мультфильма, только теперь рядом с ними ходят уже не нарисованные, а настоящие люди. Нет и намёка на Бэевский пафос, загадочность, брутальность и футуристический милитаризм. И это… нормально? Ведь для того, чтобы делать как Майкл Бэй – нужно быть Майклом Бэем. А для него уже два последних фильма были очевидно лишними.

Посему – лучше всего и для «Трансформеров», и для режиссёра будет разойтись полюбовно. Поклонники игрушечных роботов наконец получат то, чего так долго хотели – аккуратные фильмы для всех возрастов про добрых металлических великанов. Поклонники Майкла тоже обязательно получат всё, чего им хочется, когда будут смотреть его новый фильм. Например – свежую «Скорую», за которую лично я наконец-то засяду, как только закончу набирать этот текст. И те, и другие вряд ли будут смотреть то, что будет снято для противоположной группы. И в этом тоже нет ничего плохого.

Ровно наоборот – теперь точно никто не уйдёт разочарованным.

Еще 6 Underground гляньте, чистейший Бэй как в старые добрые — прим. ГлавВреда.

Вообще, в 2023-м году давно пора бы зарыть топор войны и понять вот что – фильмы Майкла Бэя не только неотъемлемая часть истории «Трансформеров», но и кино-культуры целиком. При этом часть мощная, размашистая, внушительная и даже вдохновляющая. Особенно вдохновляющая. Ведь для очень многих из нас это не просто история, а чертовски светлые воспоминания о множестве счастливых моментов, проведённых в кинозале, на экране которого Оптимус Прайм и его друзья совместными усилиями побеждали великое зло и помогали обычным людям обрести в жизни цель, надежду и вдохновение.

Так что давайте закончим наше сегодняшнее обсуждение точно так же, как режиссёр заканчивал каждый свой фильм. Счастливо, на высокой ноте, с речью Оптимуса и под чертовски крутую музыку.

Вот эта вот, я думаю, подойдёт лучше всего:

НАШИ РАСЫ ОБЪЕДИНЕНЫ ПРОШЛЫМ, КОТОРОЕ БЫЛО ДАВНО ЗАБЫТО.

И БУДУЩИМ, В КОТОРОЕ МЫ СМОТРИМ ВМЕСТЕ.

Я – ОПТИМУС ПРАЙМ.

И Я ГОВОРЮ ВАМ ОБ ЭТОМ, ЧТОБЫ О ПРОШЛОМ НАШИХ РАС НЕ ЗАБЫВАЛИ.

ИБО ЭТА ПАМЯТЬ ПОМОГАЕТ НАМ ЖИТЬ ДАЛЬШЕ.

Подписывайтесь на наш Telegram и поддержите нас на Boosty!

Комментарии