Обзор комикса «Тор: Латверианский Прометей»

1

Пара эпизодов из жизни Тора.

Путь Тора в комиксах обладает завидной динамикой, которой мало кто способен похвастаться. Статус-кво у персонажа и его микро-мира меняется постоянно, ни один автор не оставлял героя без очередного шага вперед. Сегодня мы как раз посмотрим на один из таких эпизодов истории Тора.

«Тор: Латверианский Прометей» — берет за основу скитание асгардцев и их бой за свой дом, где бы он сейчас не находился. Первая часть истории показывает, как асгардцы осаждают крепость Доктора Дума, который в погоне за божественными силами начал убивать и осквернять тела асгардцев. Вторая же часть показывает, как сами асгардцы переживают легендарную Осаду. 

В обеих историях не происходит полной концентрации на Торе. Скорее подробнее описывается его окружение и то, как оно противодействует невзгодам. В одном случае сама суть народа вывернута наизнанку, когда героя приходится сражаться с оживленными трупами своих бывших товарищей, в другом герои отчаянно пытаются защитить свой новый дом от гибели. На фоне речей Бальдра, интриг Локи и Доктора Дума, а также крестового похода Вольштагга сам Тор теряется и выступает если не в роли боевой мощи, то второстепенного реакционного героя, участвующего в событиях, но не двигающего их вперед.

Это на самом деле не является проблемой комикса. Скорее здесь проблема в том, что нужно реально знать контекст. Все события книжки очень тесно связаны с глобальными переменами в истории Тора. Нужно знать, почему Асгард воспарил над Америкой, почему Норман Осборн его осаждает, почему у Тора есть робот-двойник и т.д. Если вы не знаете хотя бы номинально первопричины тех или иных событий, будет трудно воспринимать комикс в отрыве от них.

В целом же, все истории представляют собой действительно лишь моменты и события, которые являются частью чего-то большего. Комикс не особо развивает главного героя, но хорошо показывает динамику жителей Асгарда и их реакцию на происходящие события. В комиксе предостаточно скандинавского пафоса, которого лишена экранная итерация Тора и компании, что не может не радовать. И даже в отрыве от контекста очень круто смотреть на то, как Доктор Дум создал армию изуродованных кибер-зомби из асгардцев, а сам щеголяет в собственной версии брони Разрушителя. Это само по себе номинально круто, пускай и не несет в глобальном плане большего смыслового багажа для титульного персонажа.

Билли Тан без особых выдающихся достижений обрамляет сценарий Кирона Гиллена в визуальное воплощение. Здесь скорее интересно смотреть на то, как различные колористы могут менять стиль одного художника, а вместе с этим — и восприятие истории. Иными словами, колористы решают многое. Если Кристиан Стрэйн создает цветами стандартную супергеройскую картину, то Джон Роч, Пол Маунтс и Эмили Уоррен мягкими цветами придают больше фэнтези-эстетики происходящему.

В книге также нашлось место ваншоту про Леди Сиф, которая по задумке Келли Сью Деконник из самого дна грязных мотелей проходит путь возвышения обратно к статусу легендарной Девы Щита. Бонусом еще история Стэна Ли к 600 выпуску основного онгоинга о Торе, которая в излюбленной манере Ли обращается к вдохновляющей роли супергероев. Ну и мини-марвелы. Тут все понятно без слов.

Издание комикса «Тор: Латверианский Прометей» сделано в классическом харде стандартного формата в матовой обложке. Обычная книга без каких-либо дополнительных материалов. Тем не менее, радует, что все книги издательства  «Фантастика» встают в ровный ряд по плашкам Marvel.

«Тор: Латверианский Прометей» — фрагмент огромной мозаики, которой является комиксная история Тора. Без контекста комикс станет просто неплохим набором экшен-сцен и интересных задумок, глубина которых раскрывается лишь со знанием всех причинно-следственных связей. Тем не менее, чем больше комиксов про Тора на наших полках — тем лучше. Кирон Гиллен не двигает персонажа так, как Аарон и Стражински, но все равно дает возможность взглянуть не на самого героя, но на то, как его окружение реагирует на события.

За экземпляр комикса для обзора благодарим издательство «Фантастика».

Комментарии