Take a fresh look at your lifestyle.

Обзор комикса «Extremity»

33

Мнение о комиксе «Extremity».

Для художника Дэниэла Уоррена Джонсона «Extremity» был очень важным комиксом. Как минимум – это его первая крупная работа не только, как художника, но и как непосредственно автора, что во многом определило, как главные достоинства, так и все неровности конечного произведения. Однако самое главное, что нам даёт это в контексте – возможность поговорить одновременно о комиксе через призму трёх ипостасей автора: Джонсона-сценариста, Джонсона-сторителлера и Джонсона-художника.

Джонсон-сценарист

На уровне фабулы «Extremity» – достаточно простая история. «Враги сожгли родную хату, мы отправляемся мстить». Если уж совсем ударяться в пошлые аналогии – это «Конан-варвар». Однако на этом сходства заканчиваются и начинают наслаиваться качественные отличия: вместо Конана мы наблюдаем за молодой художницей-инвалидом и её поглощённым местью отцом, а вместо Кимерии герои перемещаются по постапокалиптическому миру, расположенному на летающих островах, населённых кайдзю. История начинается сразу со второго акта, постепенно раскрывая причины и детали инцидента, являющегося ведущей силой для протагонистов. Это хорошо, потому что такой подход делает историю более ёмкой и не растрачивает попусту пространство комикса. Плохо то, что первые номера слабо справляется с задачей «продать» читателю эту. Приняв решение поменять местами первые акты Джонсон-сценарист делает динамику событий излишне высокой. Из-за такого галопа читателю трудно усвоить получаемую о сеттинге и персонажах информацию, чтобы на первых выпусках дает возможность осмыслить стоит ли она дальнейшего чтения. Данная проблема компенсируется кое-чем другим, но об этом позже.

При этом нельзя сказать, что с самой экспозицией автор справляется как-то из рук вон плохо. Она исчерпывающая и даёт ровно столько, сколько необходимо знать в контексте истории. Однако её расположение могло бы быть более удачным – линейная прогрессия событий нисколько не помешала бы читательскому восприятию. Возможно, даже сделало бы историю доступнее, всё-таки порой не стоит изобретать велосипед и переусложнять простые концепции.

Джонсон-сторителлер

Этот аспект в разы сильнее предыдущего. Работа с сеттингом балансирует в гармоничной позиции: «достаточно много, чтобы поверить в мир, но недостаточно, чтобы возникло желание умозрительно проверить его на вшивость». Информация о нём не преобладает над лаконичным повествованием и историю он не «душит». Скорее является декорацией, работающей на её презентацию. Более этого – даже сами персонажи лишь служат проводниками для истории о потери, о праведном, но деструктивном гневе, о самопознании и преодолении себя. Нескончаемый цикл насилия и потери, что он за собой влечёт – основная тема комикса и фактически всё его содержимое работает с ней в симбиозе.

Главная героиня – девушка потерявшая руку и, вследствие чего, возможность заниматься любимым делом. Рисовать. Глава клана, не сумевший защитить любимую женщину и отправившийся на суицидальную вендетту просто потому, что иного пути он не видит. Даже уже настрадавшиеся обычные люди, потерявшие родных и любимых из-за клановых междоусобиц, но нашедшие в конце концов мир и покой – и те не прекращают страдать и терять всё то немногое, что осталось у них. Со стороны совершенно очевидно, что этот порочный круг взывает к тому, чтобы быть разорванным, но как быть, если ты и близкие тебе люди сами являются его частью, а все прилагаемые усилия – тщетны? Или даже хуже – никто не хочет прилагать даже мнимых усилий? Правда не стоит думать, что персонажи совсем уж «болванки, транслирующие мета-комментарии». Вовсе нет – высказывания Джонсона об искусстве и прочих волнующих его вещах органично вплетены в нить повествования и не оттеняют собой историю. А ещё его персонажи до ужаса живые. Они совершают уйму неправильных поступков, не говорят то, что сказал бы в любой подобной ситуации человек разумный. И это придаёт им пугающую аутентичность. Простите за столь пошлейшую формулировку, но «настоящие люди в жизни поступали и говорили бы точно так же».

Дэниэла Уоррена Джонсона хорошим рассказчиком делает не столько органичное вплетение вышеописанных тем в нить повествования, сколько непосредственные методы его ведения. Он, как автор, отлично чувствует темп истории, прекрасно осознавая – где её необходимо замедлить, а где увеличить стремительность напора. Вследствие этого у комикса появляется такая важная характеристика, как «чувство такта». Этому так же помогает то, что между «авторской идеей» и её реализацией на бумаге не было буфера в виде необходимости объяснять, как грамотно перевести текст сценария в рисунок. И это подводит нас к главному аспекту комикса «Extremity».

Джонсон-художник

Визуальный стиль «Extremity» — это тот самый элемент, что «продаёт» комикс и главная причина не бросать его в самом начале. Потрясающей красоты развороты, полное отсутствие халтурных панелей и много внимания к деталям. Что говорить о фантазии и дотошности Джонсона, когда каждая «боевая» панелька, каждая двухстраничная боевая сцена наполнена десятками уникальных событий. В этом заключается красота его исполнения — в духе грандиозной баталии, который он чутко прорабатывает, продумывая каждое из микро-столкновений, образовывающих цельную картину брани. Кого-то съедает огромный богомол, кто-то одним ударом обезглавливает трёх человек — массовка прорисована настолько дотошно, что по отличительным особенностям, можно проследить за судьбой почти каждого из них. Вокруг умирает куча народу множеством жестких образов, а где-то на фоне идёт ещё один подобный бой таких же масштабов и с такой же детализацией. И если вы думаете, что это только развороты – нет, весь комикс нарисован с подобным уровнем любви и уважения.

Главное здесь то, что всё на своём месте и в комиксе банально нет лишнего. Это огромный плюс для подобной работы, так как зачастую художники, одновременно пишущие и рисующие комикс не справляются с соблазном вписать парочку «крутых штук», просто потому что их будет «над ними просто интересно поработать». Если появляется здоровенное огромное кайдзю – значит его появление имеет значение для истории. Замечательно то, что Джонсон-сторителлер и Джонсон-художник работают в симбиозе, из-за чего все эти крутые вещи, интересные дизайны и прочие вкусности тесно вплетены в нарратив. Ярким примером тому является финал, работающий по правилу визуального повествования — практически, без слов, позволяющий картинке говорить за себя и отвечать на некоторые повисшие в воздухе вопросы. Ближайшим аналогом можно считать финал замечательного комикса «4 Kids Walk Into A Bank». Кто читал – поймёт, кто не читал – наверстайте.

Однако, как бы ни было интересно разбирать этот комикс на составляющие, важно понять насколько хорошо он работает в комплексе. Да замечательно работает, «Extremity» — это законченный, органично выстроенный комикс, в котором за гигантизмом и простой концепцией скрывается цельная, необычайно чувственная история о праведном гневе, ценности самоидентификации и умении прощать. Один из лучших комиксов 2017 года не упал в грязь лицом и достойно завершился в 2018 году. Самое время ознакомиться и пропустить его через себя.

Комментарии