Сорвиголова Чипа Здарски. Эволюция или паразитирование на наследии Человека без Страха?

1 914

Обсуждаем комиксы про Сорвиголову.

В третий раз за целое десятилетие серия «Daredevil» получает очередной «свежий взгляд» на персонажа от известного и талантливого сценариста, прославившегося в прошлом несколькими отличными работами в издательстве Marvel и за его пределами. Сначала это был яркий, местами броский и крайне позитивный ран Марка Уэйда, растянувшийся на два тома (третий и четвертый соответственно), сразу следом – серия авторства бывшего юриста Чарльза Соула, ныне ставшего сценаристом-хэдлайнером вселенной «Star Wars».

А теперь это Чип Здарскибез преувеличений культовый автор, в первую очередь известный независимым сюжетом «Kaptara» и косплеем кота Гарфилда.

Стрипы Джима Дэвиса по версии Акселя Брауна, кстати, так и выглядят.

Шутки шутками, но в послужном списке Чипа на момент работы с Мэттом Мердоком уже были успешный «Howard the Duck», лимитка-последствие второй «Гражданской Войны» «Star-Lord», два десятка номеров «Peter Parker: The Spectacular Spider-Man», а также пролог к новой линейке Фантастической Четверки «Marvel 2-in-One». Добавьте к этому победу в «Айснере» серии «Jughead» в номинации «Лучшая юмористическая публикация» за 2017-ый год и «Sex Criminals», художником которой выступил Здарски, в «Лучшая новая серия» за 2014-ый год.

А уже после старта работы над «Сорвиголой» в феврале 2019-го года Здарски побеждает в номинации «Лучшая законченная история/ваншот» со своим 310-ым номером «Peter Parker: The Spectacular Spider-Man», который он не только написал, но и полностью нарисовал.

Далее: две номинации «Daredevil» на «Лучшую продолжающуюся серию» за 20-ый и 21-ый год (забавно, что в этом году Чип конкурировал сам с собой: его авторская серия «Stillwater» также была отмечена номинацией), две номинации на «Лучшего сценариста» за это же время, а также победа в номинации «Лучший веб-комикс» с серией «Afterlift». Проще говоря, нынешняя карьера Чипа буквально кишит всевозможными наградами, званиями и регалиями.

Прибавьте к этому статус «мема», который сделал Здарски за короткое время одним из самых ярких, близких и «родных» читателям деятелей современной комикс-индустрии – и данное положение поддерживается уже много лет за счет абсурдных кроссоверов, нетипичных высказываний и ситуаций. К примеру, «забывчивость» Чипа, когда речь идет о комиксе «Kaptara» – одной из его первых и, откровенно говоря, самой неудачной работе за всю карьеру сценариста, которую он так и не довел до конца. Или совсем недавние новости о седьмом номере линейки «Crossover» от Чипа, в анонсе которого Донни Кейтс написал:

Подождите. Нет. Стойте, что это? Почему ЧИП пишет мою серию? Извините, я знаю, что это очень непрофессионально выкидывать такое на публику, но в Image не отвечают на мои электронные письма. Кто-нибудь, пожалуйста, позвоните мне!! ЧТО ПРОИСХОДИТ?!

Кратко резюмируя, Чип Здарски казался идеальным кандидатом на кресло сценариста одной из самых нетривиальных и разносторонних серий издательства Marvel Comics: энергичный, молодой, яркий и позитивный автор, который также был отмечен множеством наград за свои текстовые работы. Примерно так же, как и Том Кинг казался идеальным сценаристом для «Batman».

Казалось бы, в теории звучит круто. А по факту – держится на одном лишь паразитировании. Так, на самом деле, можно описать всю современную эпоху «Сорвиголовы» – «паразитирование на прошлом персонажа».

Шестой том «Daredevil» выходил с февраля 2019-го года и насчитывает в общей сумме тридцать семь номеров: выпуски с 1-го по 36-ой и, соответственно, Ежегодник под броским и говорящим названием «One More Day». Серия Чипа Здарски стала «софт-ребутом» комиксов про Человека без Страха, опустив множество событий из прошлых инкарнаций персонажа: осталась лишь самая верхушка айсберга вроде взаимоотношений с Электрой Начиос, Кристен МакДаффин, Фогги Нельсоном и другими. Проще говоря, в теории читатели должны были получить идеальную «входную точку» для фанатов одноименного сериала от Netflix и Marvel Television.

Помог в реализации «перезапуска» и финал истории Соула с незамысловатым подзаголовком «Death of Daredevil», и вышедшая вслед за ней мини-серия «Man without Fear» за авторством уже знакомого вам по прошлым материалам Джеда МакКея (чей «Лунный Рыцарь» начал выходить в России благодаря издательству «Альпака»).

Краткий контекст нынешней серии:

Мердок оправляется от травмирующих событий финала пятого тома «Daredevil» и «Man without Fear», возвращаясь на улицы Адской Кухни в качестве Сорвиголовы. Уилсон Фиск все еще мэр, который активно пытается «вставлять палки в колеса» всевозможным супергероям и линчевателям Нью-Йорка. Мэтт лишился части навыков, но продолжает верить, что делает благое дело во имя правосудия и справедливости.

В ходе одной из стычек герой по собственной глупости и неосторожности убивает грабителя, очерняя свое доброе имя. Теперь Мэтт Мердок вынужден отказаться от костюма Дьявола, навсегда завершив свою супергеройскую карьеру. И крайне не вовремя: ведь Нью-Йорк начинает разрываться от войны банд после, внезапно, ухода мэра Фиска с поста Кингпина преступного мира!

Основы ясны, поэтому не вижу смысла задерживаться. 

Дабы «не портить впечатления» о последнем сюжете линейки, я намеренно буду избегать упоминания арки «Lockdown» (да и как-то опасно в нынешних реалиях о нем говорить, будем откровенны). Тем не менее далее по тексту вас будет ждать краткая выжимка почти всего сюжета серии, посему если вы по каким-то причинам намерены избегать спойлеров вплоть до собственноручного прочтения комикса – самое время.

Идеология Мэтта Мердока

Каждый из нас способен на ошибки – такова природа человеческая. Очевидно, что каждый из нас совершает их чуть ли не ежедневно: начиная от банальной забывчивости, когда необходимо выбросить мусор до срабатывания «детонатора», и заканчивая непредумышленным убийством второй степени. Может, не так буквально, но, думаю, суть вы уловили.

Камнем преткновения для меня стала сумасбродная, а местами и вовсе сюрреалистичная картина мира Мэтта Мердока – главного героя, с которым я, полагаясь на каноны жанра, должен себя как-то сопоставлять. Дело в том, что Мэттью, несмотря на свой возраст и юридическое образование, а также опыт работы в качестве помощника окружного прокурора и мэра Нью-Йорка, непроглядно глуп. Попробую объяснить.

Первый выпуск. Мердок уверен в своих силах, опрометчив и недальновиден. Данное сочетание приводит к страшной трагедии: Сорвиголова непредумышленно убивает человека в ходе одной из потасовок. На протяжении следующих четырех номеров Мэттью пытается отыскать «улики», так или иначе подтверждающие свою непричастность к смерти грабителя. По итогу Мердок наконец принимает вину и «пытается стать лучше», вновь выходя на улицы города.

Заканчивается же все крайне шокирующим поворотом: в ходе разговора со своими коллегами по Защитникам Сорвиголова понимает, что каждый из так называемых «супергероев» хоть раз был повинен в смерти невинного гражданского. Мердока буквально «воротит» от друзей, пытающихся помочь запутавшемуся герою, и собственных попыток оправдаться в глазах общественности. По итогу Мэтт завязывает с «Сорвиголовой».

Казалось бы, превосходный сэтап для проработки личностных черт героя, его окружения и мира вокруг: как не странно, отсутствие известного линчевателя в некоторых выпусках нисколько не повлияло на итоговое качество сюжета. Вот только именно здесь Чипа потянуло куда-то «не туда»: желающий скопировать структуру и сеттинг сериала от Netflix, Здарски случайно превратил сюжет о Сорвиголове в ранние сезоны «Стрелы».

На протяжении более двадцати номеров Мэтта Мердока «штормит» из стороны в сторону: герой меняет собственное мнение по отношению к «Сорвиголове» чаще, чем это делал я по ходу чтения рана Чипа. Изначально намеренный полностью отказаться от супергеройской деятельности, позже Мэтт возвращается к привычным делам уже под личиной «Обеспокоенного Гражданина» (он сам себя так зовет в серии, не парьтесь). Далее Мердок считает, что Сорвиголова «выше» него, и он обязан «очистить» собственное имя в ходе войны банд. Параллельно с этим Мэтт то и дело «обдумывает» вопрос о заключении Сорвиголовы в тюрьму, в конечном счете сдаваясь властям и намереваясь показать «правильный пример» своим коллегам по цеху.

Нет, не подумайте, моральные дилеммы – это нормально. Не нормально то, что на протяжении большинства выпусков ты ведешь себя как, цитата, «еб#*%й идиот», подставляя своих коллег, друзей и близких, а затем вкидываешь в собственном монологе это.

Но если я попаду в тюрьму…

В смысле, б#*%ь, «если»? Это 22-ой номер линейки (сел Мэтт в начале 25-го), и Мердок уже четко для себя решил, что сдастся властям в любом случае. И дело даже не в «законе» – дело в мнимой справедливости, речь о которой идет чуть ли не в каждом выпуске. Если уж ты решился на такой сумасбродный шаг, как сесть за решетку в роли известного супергероя, опираясь на судебную практику из второй «Civil War» (к слову, неплохой ход, не считая невозможности заключенному находиться в маске 24/7), то, пожалуйста, доводи дело до конца. Не говоря уже о том, что идти на поводу у «местами гнилой, но все еще рабочей системы», которой лично руководит твой же заклятый враг, по меньшей мере нелепо.

Фиск сам в течение онгоинга почти убивает с десяток своих подчиненных и госслужащих, постоянно угрожая всем тяжкими телесными – и, не поверите, ему за это ничего не сделали.  

Помимо очевидных проявлений эгоизма, вроде игнорирования поддержки друзей и коллег (к слову, которых Мердок сам и втянул), мы получили немало монологов всевозможных видов, суть которых обычно кроется в самолюбовании и склонности отождествлять себя с «тенью», «мраком» и «ночью». Звучит как шутка, но нет: Мэттью и сам над этим иронизирует в начале 25-ого выпуска.

Не знаю, как вам, но лично мне стал искренне противен Мэтт Мердок в своем нынешнем виде. Возможно, к финалу «Devil’s Reign» и релизу будущих сериалов от Marvel Studios персонажа вновь решат «обновить» под стать киношному образу, однако пока Дьявол Адской Кухни для меня потерян. Может, со временем я и вернусь к этому рыжеволосому говнюку, но точно не скоро.

Коул Норт

По традиции, заданной «The Amazing Spider-Man» Ника Спенсера, второстепенные персонажи линеек героев-хэдлайнеров вновь куда интереснее, чем центральное лицо произведения. И если в «Пауке» мне хотелось больше узнать о судьбе Мэри Джейн Уотсон, а в «Халке» – о Джеки МакГи и Шарлин МакГоуэн, то в сюжете о Человеке без Страха мое внимание было полностью приковано к детективу Коулу Норту.

Коул – до боли в заднице (удивительно удачное сравнение) принципиальный сотрудник полиции, намеренный избавить Нью-Йорк от так называемых «линчевателей». Он открыто презирает их склонность к насилию и попытки избежать ответственности за содеянное, не словом, но делом доказывая свою точку зрения в ходе работы над свежими расследованиями. Норта вряд ли назовешь «душой компании»: детектив – редкостный «трудоголик», который сделает все ради закона и порядка. Очевидно, на первый порах именно он становится главным идеологическим антагонистом Мердока – героя, который за свою долгую карьеру успел наломать дров во всех возможных местах и событиях.

Разумеется, не обходится и без уже «классического» для современного второстепенного каста ориджина, подающегося через грубый пересказ событий Коулом Сорвиголове. Ранее детектив был образцовым сотрудником в Чикагском Департаменте Полиции, однако в ходе службы Норт по ошибке подстрелил подростка с телефоном в руках, приняв его за преследуемого им дилера с пистолетом. 16-летний парень выжил, но прошел через «ад» благодаря халатности Коула. Именно тогда детектив полностью отдался на суд системы, осознав, что именно она делает нас людьми.

Хотя даже Мэтт, несмотря на свое узколобие в течение бóльшей части рана, выдвигает весьма справедливую гипотезу: Норт, сам того не ведая, избежал серьезного наказания за причинение вреда здоровью ребенку лишь потому, что сам работал в полиции. Несложно додумать, что подобные дела вряд ли будут афишировать вне пределов участка, а копа силком потащат в стены какого-нибудь «Рафта».

На данное умозаключение Коул, как и подобает человеку «на грани», отвечает, что «это все равно закон, и я ему повиновался», но по итогу уже в 14-ом номере персонаж окончательно для себя меняет сторону. Как не трудно догадаться, именно поэтому детектив стал моим самым любимым персонажем «Daredevil»: этот парень стоит на своем, но также не боится признать ошибку и покаяться в этом, не занимаясь лишней «показухой». 

По итогу уже спустя пять выпусков мы имеем боевого товарища «обновленного» Сорвиголовы, который не боится впрячься за своего друга и близкие ему идеалы. Прекрасный герой, которому не чужды ошибки и предвзятость, но который умело с ними борется по ходу первой половины рана Чипа.

До-слез-моменты

Я не просто так вывел истории Мэтта и Коула в начало списка: именно благодаря контексту вы сможете понять то, о чем я говорю далее. Трогательные моменты почти всегда выходили у Чипа хорошо, однако именно сцены из его «Сорвиголовы» мне хочется отметить особой похвалой.

Мэтт волей случая оказывается инспектором по УДО Джоуи Карраро – парня, чьего брата Сорвиголова случайно убил в первом выпуске рана. Узнав об этом, Мердок пытается сделать все, что от него зависит, чтобы семья Карраро ни в чем не нуждалась. В ходе одной из потасовок в отделе полиции Мэттью раскрывает свою «вторую личность» перед Джоуи, после чего решает прийти в дом семейства Карраро и лично поговорить с убитой горем семьей, поддержав людей еще и материально.

И все это приводит к открывающей сцене семнадцатого номера.

– Не думаю, что оставить эти деньги себе было бы правильно… поэтому я надеялся, что вы примете…

– Я знаю.

– Я… простите? Что…

– …ты – это он. Ты –  человек, убивший моего мальчика. Сорвиголова.

– Э-это… я не понимаю, почему Джоуи так сказал вам, но…

– Я не собираюсь. Ты убил моего сына. Он был моим светом. Но он пошел по ужасной дорожке. Я не сомневаюсь, что это случилось по ошибке. Я вижу это по вашему лицу – как вы отчаянно пытаетесь исправить все.

– Я не…

– Джоун пришел ко мне с этим потому, что он потерян. Он не знает что сделать с вами, как наказать вас. Но любой, кто может видеть… или слышать… сможет сказать, что вы наказываете себя сами. И вы должны. Это справедливо. Мое сердце разбито. Вы совершили ошибку, и его больше нет. Но я знаю, что вы помогаете людям, и вы должны нести это бремя дальше, и… я прощаю тебя.

А незадолго до этого и Коул Норт прошел через собственный «кризис веры», столкнувшись с мелкими хулиганами на улицах Адской Кухни после разговора с Паучком. Человек, до последнего отстаивающий принцип «нет никого и ничего выше закона», проходит через болезненное осознание собственной ошибки, выслушивая в свой адрес слова вроде «копы такой х##ней не занимаются».

Душераздирающие сцены, каждая из которых довела меня до слез. Наверное, один из самых «правильных» элементов рана Чипа, работающий так, как и должен.

Человек-Паук

Параллельно с выходом «Daredevil» Здарски занимался двумя мини-сериями про Питера Паркера: «Spider-Man: Life Story» и «Spider-Man: Spider’s Shadow», а незадолго до этого получил «Айснера» за 310-ый выпуск «Peter Parker: The Spectacular Spider-Man». Именно поэтому не удивительно, что по итогу главный герой издательства заимел несколько небольших, но ярких появлений в рамках онгоинга про Человека без Страха.

В «Сорвиголове» Паучок, несмотря на обилие личных проблем в собственной серии, играет роль «дежурного по супергероям», отслеживая и контролируя действия линчевателей Нью-Йорка в меру своих возможностей. К примеру, именно Паркер стал тем человеком, который вынудил Мэттью бросить свою «деятельность», окончательно избавившись от Сорвиголовы. И пускай этот Питер ярко контрастирует с Питером образца его сольного комикса (или того же «Spider’s Shadow, в котором Паучок бóльшую часть времени исполняет роль бесхарактерной мебели), данный образ героя мне импонирует куда как больше того, что пытался выписать господин Ник Спенсер в своем эпосе.

Местный Человек-Паук не просто ощущается «старожилом» Большого Яблока и опытным героем, но парнем, который возьмет на себя ответственность за чужих ему людей и поможет в трудную минуту дельным советом. Он понимающий, добрый, в меру суровый, но от того не менее яркий и позитивный парень на заре четвертого десятка, который способен на бескомпромиссные решения проблем. И именно таким мне хотелось бы видеть супергероя, чья нынешняя суть то и дело сводится к чертовой «удачи Паркера» и сопутствующим элементам максимально инфантильного и безответственного школьника за 40.

В придачу Чип посвятил половину 11-го номера на раскрытие взаимоотношений Питера и Мэтта через диалог членистоногого с еще предвзятым Коулом. Отличный способ показать, что несмотря на свое решение Паркер открыт для взаимодействия и готов помочь Сорвиголове реабилитироваться.

Для фанатов «красного» дуэта Здарски даже подготовил 23-ый номер, полностью посвященный «закрытию» сюжетной линии с очерствевшим Питером и наглым Мэттью.

На протяжении выпуска герои обсуждают личные переживания, обмениваются опытом и работают в команде, запугивая боссов преступного мира Нью-Йорка. Панель, на которой Паркер, по его же словам, пытается выглядеть «жутким и угрожающим», навсегда отпечаталась у меня в памяти.

Однако до лучшего диалога между Пауком и Сорвиголовой все еще далеко.

– А теперь вали н##уй из моего дома, пока я не вызвал полицию.

– Да ты, должно быть, шутишь…

– Ты вломился в мой дом. Незаконно проник сюда. Ты преступник.

– Ну ты и фрукт, конечно. Если ты соврал мне, я вернусь.

«One More Day»

Чтобы выбрать такое название для выпуска, который, по твоим же словам, «навсегда изменит мир Сорвиголовы», нужно быть либо гением, либо сумасшедшим. Я все еще не решил, к какому типу людей относится Чип.

Дело в том, что еще в рамках серии Чарльза Соула Мэтт Мердок получил брата-близнеца – Майка Мердока. Персонаж изначально представлял собой еще одну «тайную личность» Мэтта, которая была ему необходима для решения некоторых особо «проблематичных» задач. По итогу Майк обрел собственное тело и сознание в пятом томе (точнее, в финале первого, но дело как всегда в Legacy-нумерации), случайно став «обрывком» памяти и мозга Мэттью. Майк получил работу от Капюшона (одного из преступных боссов в «Новых Мстителях» Бендиса), после чего испарился со страниц комиксов на пару лет. Разумеется, долго столь ценный для лора персонаж скрываться не мог.

«Еще Один День» повествует о попытке Майка «стать цельным» в мире, где его появление было обусловлено случайностью и «ошибкой» бестолковых магов и чародеев. По итогу брат-близнец крадет Камень Норна из сейфа недалекого Капюшона (тот самый артефакт из затяжного периода Бендиса на «Мстителях» и «Осады»), после чего «вписывает» себя в реальность, полностью меняя актуальную вселенную и большинство событий прошлого мира Сорвиголовы. Выходит крайне трогательно, вполне логично, но от того не менее странно.

Хотя бы потому, что одним из друзей Майка оказывается Бутч. Вы этого парня точно не знаете, но он – главное «ружье» рана Здарски, выстрелить которое должно ориентировочно в финале «Devil’s Reign».

На самом деле, даже само появление Бутча в «Daredevil» подано настолько неудачно, что на протяжении первого чтения комикса мне постоянно приходилось возвращаться к прошлым номерам и излюбленной Marvel.Fandome.

И в отрыве от основной линейки, и как часть «замысла Чипа» Ежегодник воспринимается свежо и необычно. Проблема в том, что выпуск, как и множество других элементов истории Чипа, тянет за собой ворох из разносторонних нестыковок, о которых далее. Однако почитать его стоит хотя бы ради того, чтобы разобраться в актуальном происхождении Сорвиголовы и отношений между братьями и отцом.

Сюжетные линии, идущие из ниоткуда и ведущие в никуда

Дабы придать Коулу Норту объема на первых порах, автор решает «вбросить» в повествование упоминание некой «Анны». Случилось это еще во втором выпуске онгоинга.

Оставить позади свою прошлую жизнь, своих друзей… бедная Анна…

Знаете, что смешно? Далее о загадочной «Анне» мы не узнаем ни слова: все «происхождение» Коула ограничено его собственными речами в четырнадцатом номере. Казалось бы, варианта три: либо Чип на момент старта комикса так и не решил вопрос с «ориджином» бескомпромиссного копа, оставив неловкую попытку «раскрыть» персонажа на потом, либо Здарски попросту забыл о собственном сюжетном «крючке», либо Уилсон Фиск поехал крышей и называет случайные имена при запугивании очередных новичков в департаменте полиции.

Разумеется, я склоняюсь к третьему варианту: представьте, как выглядела бы данная сцена при других обстоятельствах.

Другой пример: Минди Либрис – невестка Иззи Либрис, которая по счастливому стечению не самых счастливых обстоятельств стала новым Кингпином с протекцией Уилсона Фиска. На протяжении первого десятка выпусков Мэтт только и делает, что «подкатывает» к замужней женщине (видимо, свободного времени у бывшего героя стало слишком много), что по итогу приводит к очевидным последствиям: нуждающаяся в любви и ласке Минди начинает изменять своему мужу с Мердоком. Так происходит вплоть до четырнадцатого номера, после чего Либрис продолжает играть важную роль в сюжете в качестве второстепенного героя, обращаясь к Мэтту за помощью в ходе войны банд.

Самое забавное, что Шарм, Кеккетто и Форнес так и не смогли договориться о внешности героини, поэтому женщина регулярно «меняется», когда за комикс садится новый художник.

А затем героиня просто пропадает со страниц комикса: последнее ее «живое» появление состоялось в 18-ом номере, после чего уже в 21-ом Мердок вспоминает свою бывшую любовницу, когда начинает раздумывать о своем будущем во время ареста. Героиня, ставшая на небольшой промежуток времени одним из важнейших персонажей линейки, моментально испаряется, освобождая место в сюжете под рефлексию Мэттью, Электры и Мэри. Да и зачем нужна эта Минди, когда на горизонте начинает маячить другая бывшая девушка супергероя, которая также нуждается в ментальных травмах и затяжном абьюзе?

Привет, Кристен!

И таких линий я могу вспомнить почти с десяток: Фрэнк Касл, Защитники, Фогги, Тифозная Мэри (которая нужна в сюжете только ради двух плот-твистов), Бутч и другие, казалось бы, значимые персонажи незаметно появляются, а затем также незаметно исчезают по прихоти Здарски и редакторов Marvel. Сюжетная линия с «Рукой» так и вовсе почти не двигается со второго десятка выпусков, оставаясь лишь фоновым «мотиватором» Электры стать новым Сорвиголовой.

Не говоря уже об очередном треклятом пророчестве с «невестой и женихом, один из которых должен умереть». Крайне ленивый ход для создания напряжения, абсолютно не работающий в перспективе глобального события с Фиском в роли антагониста.

Кстати, о Бутче. Персонаж, на мгновение появившийся как подпевала Филина в 13-ом выпуске, оказывается внебрачным сыном Уилсона Фиска и другом детства Майка Мердока, с которым Мэтт также знаком уже более двух десятков лет. И, уверяю вас, вплоть до событий «One More Day» вы даже не вспомните, что это за такой «Бутч» появляется на фоне Филина во время войны банд. А он, напомню, одно из главных «чеховский ружей» Чипа, судя по активным попыткам сценариста выставить персонажа на передний план.

Хотя, на мой взгляд, Бутч вообще должен расслабиться. А диалог с ним напоминать что-то такое.

Электра

Она здесь есть.

Дизайн, конечно, мое почтение. Без шуток, выглядит костюм отлично.

Если вы по каким-то причинам, как и я, не перевариваете Электру Начиос – не суйтесь в новый том «Сорвиголовы», не думайте о нем и уж точно не представляйте каким классным он мог бы выйти. Можете немного помечтать, но это самый край.

Совсем уж начистоту: мне банально нечего рассказать про героиню, не считая того, что спустя двадцать пять номеров именно она удостоилась роли протагониста. У меня нет никаких проблем с тем, что именно Электра стала Сорвиголовой (не считая проблем с логикой, о которых я говорил выше). Моя основная претензия в том, что героиня почти никак не поменялась, оставшись по итогу все тем же убийцей, повернутом на противостоянии с «Рукой». Не помогает этому и то, что Здарски намеренно ставит Электру в положение «вечной неудачницы», которой раз за разом напоминают о величии Мэттью и ее далеко не лучшей репутации среди коллег-героев.

Проще говоря, уже в первом сольном арке видно, что Электра – временный вариант, который, как и Октавиус в первом томе «Superior Spider-Man» или Гордон в финале второго тома «Batman», нужен для «передышки» и подготовки к грандиозному возвращению героя. Как по мне, выглядит крайне жалко – учитывая богатую историю Мэтта и Электры, Здарски мог удосужиться поработать над сценарием, а не изобретать очередное задравшее всех пророчество с избранными.

Уилсон Фиск и Стромвины

На удивление, вторым любимым персонажем сразу после Коула Норта стал сам Уилсон Фиск – бывший Кингпин преступного мира «Большого Яблока», вечный антагонист многочисленных «героев в масках» и нынешний мэр Нью-Йорка. Именно за его развитием, на мой взгляд, наиболее интереснее следить по ходу крайне затянутой и «густой» второй десятки номеров, в течение которых Мэттью пытается переобучиться способностям ниндзя.

Пока Мердок продолжает скакать по крышам в сопровождении Электры, Фиск окончательно для себя решает завязать с преступностью: культовый злодей осознает, что двигаться ему банально некуда. На протяжении десятилетий управляющий разношерстными бандами города, Уилсон отказывается от статуса «Кингпина», распределяя собственные территории между подчиненными, после чего намечает новый курс: бывший Амбал намерен перейти в «высшую лигу».

Первоначальный план по «правомерному» обогащению заключается в подготовке почвы (как фигурально, так и вполне буквально) под скорое чтение законопроекта о легализации «легких» наркотиков в Америке.

На этой почве (ха-ха) Фиск знакомится с семейством Стромвинов – братом Квинном и сестрой Уной. Новые персонажи представляют благородный, богатый, и, судя по всему, древний род, издавна занимающийся предпринимательством в Штатах. Они же – самая влиятельная семья Америки и, по некоторым данным, всего мира, на совести которых десятки разрушенных городов и стран. В общем, идеальные друзья для помешанного на контроле и эгоцентричного Фиска. В теории.

Однако первое же знакомство со «сливками общества» заканчивается для Уилли трагедией: на обеде известного злодея всячески высмеивают за лишний вес, «тюремное» прошлое и связь с разодетыми «героями». Уже спустя пару мгновений бывший Кингпин убегает в уборную, пытаясь справиться с панической атакой, и совершает одну из главных ошибок за свою политическую карьеру: Уилли, будучи в состоянии аффекта, убивает товарища Стромвинов у них дома.

Разумеется, подобного отношения к себе Квинн и Уна не позволяют: новые злодеи всеми силами портят планы Фиска, сначала разрушая его планы на легализацию, а затем и вовсе разбирая по кирпичику Адскую Кухню, параллельно ломая Амбала по косточкам. По итогу Уилсон впервые за долгие годы оказывается в положении «жертвы» и, если можно так выразиться, «героя», пытаясь отстоять город и защитить жителей Нью-Йорка.

Заканчивается данная линия безумно красивой сценой совместного сражения Кингпина и Сорвиголовы против наемников Стромвинов, среди которых, к слову, удачно затесались исключительно классические противники «стрит-левельных» героев Marvel: Носорог, Кроссбоунс, Стилтмэн, Пуля и Буллзай. Запомните это, пожалуйста.

Таким образом, в течение всего рана мы видим постепенный «рост» Фиска, который примеряет всевозможные роли по ходу сюжета. Первые выпуски он – классический мафиози, уже спустя пару-тройку номеров – уважаемый гражданин и политик, далее – злодей, под щитом ненависти и презрения которого скрывается напуганный ребенок, страшащийся всякого общества, где его могут выставить посмешищем. Уже позже, в третьем десятке номеров Фиск проявит себя и как человек, способный на долговременную реабилитацию, и как настоящий патриот, и как жесткий и принципиальный политик. В общем, из весьма банального злодея-предпринимателя сделали крайне спорного антигероя, далее фигурирующего в сюжете «Devil’s Reign» в роли антагониста. Посмотрим, что выйдет.

К слову, пока не забыл.

Еще сюжетные линии, идущие из ниоткуда и ведущие в никуда

В чем заключался план Стромвинов? Наняв пачку второсортных злодеев, брат и сестра были намерены дестабилизировать ситуацию в Нью-Йорке, по итогу выкупив разрушенную Адскую Кухню по заниженной цене и застроив ее «под себя». Таким образом бизнесмены планировали одновременно отомстить незадачливому Уилли и заработать на разнице, сдавая жилплощадь в Кухне по значительно возросшей цене. Чем заканчивается реализация плана?

Кухню выкупает Электра, и Стромвины исчезают. Вообще. Насовсем. То есть даже «план мести» Фиску ребята решили не доводить до конца, судя по всему, испугавший «ненормальных жителей Нью-Йорка, которые ходят в масках Дьявола по улицам и беспрепятственно избивают гопников». Конечно, в этом есть некоторая логика, и все же оправдывать так сценарную беспомощность я не собираюсь.

Персонажам настолько плевать на сам район, что они даже не стесняются в выражениях.

И все же не могу их винить – я бы тоже сбежал. Однако, мне кажется, в сценарии не хватает одного крайне важного диалога.

Меченый

Когда первоначально мой коллега сел за написание лонгрида про Буллзая, я то и дело бегал к нему за дружеским советом и консультацией на тему мира «Сорвиголовы». И долгое время мы активно спорили об итоговом качестве линейки Чипа, приводя самые разнообразные аргументы в пользу своих точек зрения. Победил мой товарищ – и теперь я искренне считаю, что шестой том «Daredevil», несмотря на прекрасный визуальный ряд и интересных персонажей, стал одним из слабейших ранов в истории Человека без Страха.

А причина заключается в Лестере.

Впервые он появляется в онгоинге в финале 18-го выпуска: культовый злодей, как и остальные бездушные наемники, был «выкуплен» Стромвинами, которые заказали снос Адской Кухни. Уже на этот момент у некоторых моих читателей, знакомых с линейкой «Old Man Logan» по одному из старых гайдов, должны были возникнуть справедливые вопросы.

По случаю даже откопал «шакальные» концепты костюмов команды от Марко Кеккетто. И это не я сжимал – это на официальном сайте Marvel такие.

В 44-ом выпуске «Старика Логана» от Эда Бриссона Буллзай буквально пытает своего бывшего партнера, Пулю, пытаясь разузнать больше информации о новой «супергероине». По ходу сюжета оказывается, что Лестер не просто выкрал и удерживал ребенка Пули в заложниках, дабы быстрее добраться до Логана и Вендетты (тупое имя, знаю), но заранее убил его и спрятал мальчика – разумеется, чтобы окончательно травмировать людей, которые переходят ему дорогу.

Буллзай пытал Пулю и убил его сына. И каким бы странным не был мир Marvel Comics, данное событие должно было серьезно повлиять на дальнейшие отношения двух наемников.

А у Здарски они работают вместе, перекидываясь лишь парой слов в ходе побоища, лол. Я не знаю, как точно это комментировать, и нужно ли это делать в принципе, но факт на лицо: Чип либо вновь забыл, что до него персонажами вселенной «Сорвиголовы» пользовались и другие авторы, либо же намеренно проигнорировал события «Логана» для того, чтобы увидеть вместе «золотой тандем» Буллзая и Пули в действии. Второе сразу отметаем, так как «перекидываются лишь парой слов в ходе побоища, лол». И если прошлые нестыковки, на которых я фокусировался в прочих текстах, подпадают под понятие «незначительные косяки редактуры», то в этот раз я, честно говоря, вообще не понимаю как так вышло.

Самое простое решение: заменить Пулю буквально кем угодно. Далеко ходить не надо: возьмите его партнера, Дробовика, и сделайте вид, что обоим персонажам попросту плевать как и на кого работать – лишь бы платили. Заодно Здарски мог вкинуть в диалог между ними фразы в духе «а помнишь, как ты меня, мудак, убить пытался пару лет назад?». И почему я вообще пишу сценарий для комикса, который и так уже вышел?

Хотя, опять же, в идеале должно было быть как-то так.

А помимо этого Буллзай на протяжении всего рана Чипа играет роль табуретки, с которой делают что и когда угодно. После, не буду кривить душой, шикарной в визуальном исполнении сцены «ловли пулей» Сорвиголовой (она правда безумно красивая), Лестер тихонько сбегает с места происшествия, бросая своих коллег на произвол судьбы.

И это более чем вписывается в характер злодея – ему наплевать на остальных. Не вписывается то, что Буллзай, «потеряв уверенность в своих силах» (ух ты, прям как у Фрэнка Миллера в 169-ом выпуске «Daredevil»), позволяет себя отследить и поймать. Более того: Уэсли подмечает, что это было «легко» сделать.

А далее вновь Миллер: после неудачной попытки ученых из института «Рейвенкрофт» превратить Лестера в аналог старого Зимнего Солдата, злодей сбегает и начинает видеть «ангела», который предлагает ему доказать собственное превосходство убийством всех жителей Нью-Йорка. На этом держится фундамент сюжета «Lockdown», но даже после столь несуразной завязки, являющейся плагиатом классических тропов Миллера, арка сумеет вас удивить. Например, клонами Буллзая, о происхождении которых на протяжении нескольких месяцев гадали наши западные коллеги из ScreenRant и BleedingCool. Нам-то смешно, а парни там на этом зарабатывают.

Все вышеперечисленное приводит к одной из моих любимых сцен за весь комикс: Мэтт Мердок под действием наркотика «Re-Cid», который влияет на уровень агрессии у пациента, в тюремной робе и чуть ли не в грязи вбегает посередине 35-го выпуска собственной серии, чтобы не просто защитить Электру, но разбить е#*%ьник очередному клону Лестера (хотя, может, и оригиналу – я даже не пытался). Не знаю, как вас, но лично меня эта страница приводит в дичайшую истерику.

Зачем Буллзай нужен шестому тому «Daredevil»? Не совсем понятно сейчас, и, видимо, уже и не станет в дальнейшем. Тем не менее он тут есть – и его нынешняя версия лишь вполовину столь же крута, сколь была раньше. Даже версия образца «Old Man Hawkeye», как по мне, вышла в разы ближе к первоисточнику.

Дизайн Тифозной Мэри в «The Black Kitchen»

Просто хотел показать лучший дизайн антигероини за последний десяток лет в Marvel.

Мы с вами можем спорить о чем угодно, но о великолепии этого дизайна – никогда. Я абсолютно объективен и непредвзят, если что.

Вывод

Сравнивая ран Чипа Здарски с сериями авторства более талантливых предшественников, откуда любимый автор и «черпал вдохновение», невольно возникает вопрос: за что шестой том «Daredevil» так натужно пытались продвинуть на «Айснера»? Я не уверен, когда этот текст выйдет, и случится ли это раньше, чем выйдет лонгрид по «The Immortal Hulk» (я их параллельно пишу, извините), но сам факт того, что грандиозный эпик Юинга был номинирован столько же раз, сколько и местами откровенная «халтура» Здарски, лично меня крайне смущает. 

Эл так и вовсе пропустил все номинации на «Лучшего сценариста», когда как Чип претендовал на престижную награду дважды за два года.

«Daredevil» 2019-го года – не плохой комикс. Он, как и любой «паразит», отлично справляется с маскировкой, зачастую скрывая под «лоскутным одеялом» скрипта прекрасные находки вроде того же Коула Норта. Мне безумно нравится почти все, что связано с личной историей Фиска (не считая, разумеется, «сквозняка» с внезапно появившимся сыном), а также местный Человек-Паук (дай бог, чтобы больше Чип не садился за «What If…?») и «детективный» сюжет с Нортом.

Наверное, лучшей частью комикса стало художественное исполнение серии: рисунок Марко Кеккетто и Хорхе Форнеса вызывает бурю восторга, а обложки от Джулиана Тодеско я искренне считаю одними из лучших в издательстве за последние два года. И вдвойне приятно, что считаю так не только я: Тодеско был близок к победе в номинации «Лучший художник обложек» за 2020 год, а Кеккетто удостоился номинации уже в этом году.

Ложкой дегтя стал арт Лалита Шарма, но он надолго на серии не задержался, так что даже не будем заострять на нем внимание.

Вы можете любить нынешнего «Сорвиголову». Несмотря на уйму косяков, разобранных выше, этот комикс все еще умудряется достойно подражать атмосфере одноименного сериала, чем, наверное, многих и зацепил на стадии анонса. Да и Чип Здарски, по моему скромному мнению, автор отличный.

Но, как и в случае с Томом Кингом и Донни Кейтсом, некоторые сценаристы просто не готовы к продолжительным онгоингам, над которыми необходимо работать на протяжении нескольких лет. И если, например, Кейтс продолжает учиться в «Торе» на своем же неудачном примере с «Venom Island», то карьеру Кинга отсутствие тех самых навыков, необходимых авторам-хэдлайнерам, загнало в могилу. И мне очень не хотелось бы, чтобы один из моих любимых авторов заканчивал также.

У меня ведь даже фотография с Чипом есть, на которой мне шестнадцать!

В любом случае, будем надеяться на лучшее – лично я продолжаю верить в Чипа, надеясь, что глобальное событие покроет хотя бы часть списка разочарований, которые ждали меня в шестом томе.

А пока ждем первое декабря и релиз «Devil’s Reign», который, судя по всему, станет главным событием двухлетнего рана Здарски на «Сорвиголове».

Комментарии