Обзор комикса «Веймарские сны» Алексея Трошина

244

Листаем отечественную новинку.

«Веймарские сны» Алексея Трошина — сиквел культового «Диптиха», посвященный в первую очередь последствиям прошедшей войны и рефлексии о былых временах. Как и недавняя «Своя Атлантида» Лаврентьевой, актуальная история сконцентрирована не столько на глобальном сюжете, пути от «А» до «Б», сколько на переживаниях и эмоциональном состоянии немногочисленных персонажей серии Трошина. Мурнау, ставший героем войны, возвращается на родину и сталкивается с новым для себя миром, который уже не так лоялен к «пережиткам прошлого» в лице бесчувственных солдат. И пускай дети то и дело подмечают гуляющих по улице защитников страны, восхищаясь их силой и стойкостью, государству, кажется, более не интересны желания, цели и банальные потребности военных — их уже списали в утиль истории. 

Какие сны видит тот, кто вернулся с Мировой войны? Какие призраки пришли с поля боя вместе с ним? Дверь между мирами открыта настежь, грань между сном и явью стерта. На холсте художника-фронтовика рождается гротескный, расколотый мир, полный бреда и галлюцинаций. Теперь это и есть реальность.

Масла в огонь адаптации к новому мышлению и образу жизни добавляет мерзкое посттравматическое стрессовое расстройство, коим страдают и Мурнау, и его ныне бывшие сослуживцы. Каждый из героев истории по-своему переживает ужасающие события войны — вспоминают как отдельные разговоры и случаи (порой даже и позитивные), так и целые дни под градом пуль. При этом персонажи зациклены, кажется, исключительно на негативных опыте и чувствах, то и дело прокручивая в голове собственные травмирующие воспоминания — персональный «ад». В конце концов появляются крайне абстрактные и сюрреалистичные галлюцинации (те самые «сны»), перемешивающие в одну кучу и кровопролитное прошлое, и безжизненное, блеклое, «ненужное» настоящее. 

«Как справиться с травмой душевной, которую нельзя излечить физически?» — именно этот вопрос то и дело задает Алексей в течение своей истории, наглядно демонстрируя читателям различные пути в поисках исцеления. Некоторые персонажи, кажется, уже сроднились с болью, страхом и отчаянием — кому-то комфортно продолжать службу в полиции, продолжая таскать за собой непомерный груз вины и ответственности за случившиеся события. Другие же, как Мурнау, пытаются адаптироваться к жизни без военной формы и града пуль, возвращаясь к любимому ремеслу, — живописи, например. 

Подробнее о ней, как и о «культурном коде» произведения Трошина, можно узнать из подробного и крайне занимательного материала журналиста, редактора и литературного критика Михаила Визеля. Занятный факт: статья располагается в самом начале сразу после лаконичного ч/б-пролога (тем самым указывая на значимость содержимого для понимания книги) — вне галереи дополнительных материалов, о которой далее.

Находят ли герои гармонию с обновленным миром? По итогу — отчасти. Как и люди, животные в этом комиксе умеют адаптироваться к изменениям, подстраиваться под новые правила и законы. Будут ли они счастливы? Вопрос по-прежнему открытый. И пускай Мурнау к финалу сюжета проходит огромный путь от безэмоционального, но все еще травмированного солдата до открытого и местами улыбчивого художника, концовка остается туманной. Главная мысль, которую, как мне кажется, и пытался донести Алексей: место конца занимает новое начало, как на место эмоциональной пустоты и скорби приходят ранее невиданные впечатления, цели, мечты и люди (хотя в здешнем контексте звучит неуместно). Не существует исключительно «черно-белой» жизни — мир полон разнообразных красок. 

Забавно, что именно «военный» пролог и флэшбеки нарисованы в ч/б, когда как концовка пестрит яркими цветами. Цвет в «Веймарских снах» играет роль полноправного художественного приема, четко разделяя сюрреалистичные сновидения с подавленными чувствами, упорядоченную и крайне неспешную работу за картинами (в которой протагонист буквально утопает — навевает мысли об ОКР и иных психологических заболеваниях) и хаотичную, «неоновую», шумную городскую жизнь.

В любом случае, концовка остается открытой; и пока автор не принялся за работу, нам остается лишь гадать о судьбе Мурнау, его боевых товарищей и новообретенных близких. 

Говорить про визуал бессмысленно — вы и сами все прекрасно видите на фотографиях. Повторяться о том, как Трошин мастерски жонглирует цветами, формами и стилями в целом, не очень-то хочется (особенно если учитывать статью Михаила Визеля), поэтому просто напомню о прошлогоднем обзоре оригинального «Диптиха».

По изданию: твердый переплет и привычный для RUS BD формат 190х268, три обложки — основная за авторством Алексея Трошина, а также вариантные от Натальи Фомичевой и Екатерины Волжиной («Глубина»). Да, в этот раз без обложки от Аскольда Акишина — даже удивительно. 

С дополнительными материалами сложнее — в этот раз их почти нет. В течение всей книги читателям будут встречаться различные скетчи и развороты с иллюстрациями, а также упомянутая выше статья Михаила Визеля, но привычной отдельной графе «допы» в комиксе попросту не нашлось места. Как и галерее вариантных обложек, которая была, например, в недавней «Своей Атлантиде» Лаврентьевой. Говоря начистоту, крайне странный и непонятный ход, которому я по-прежнему не нашел объяснения. Возможно, таким образом издатели решили «не отвлекать» поклонников от яркой истории мишурой в виде разнообразных допов — кто знает? 

«Веймарские сны» Алексея Трошина — один из самых ярких комиксов конца прошлого/начала этого года, не просто не уступающий культовому «Диптиху», но местами превосходящий его. Свежая работа известного комиксиста не пытается почивать на лаврах оригинала, только расширяя первоначальную «военную» концепцию и углубляясь в хаотичную эмоциональную палитру героев. По итогу вышел, как мне кажется, один из самых психологически сильных сюжетов прошлого декабря, который я искренне рекомендую всем фанатам комиксов — как отечественных, так и западных.

Подписывайтесь на наш Telegram и поддержите нас на Boosty!

Комментарии