Обзор комикса «Этернавт» от Эктора Хермана Оэстерхельда

492

Без преувеличений легендарный комикс, повлиявший на мировую культуру… если бы все было так просто.

Если вы вместе со мной следите за новинками издательства «Питер», то пришло время перейти к следующему культовому комиксу – вслед за душераздирающим «В окопах» Жака Тарди изагадочным «Мортом Синдером»  очередь подходит к «Этернавту». Наш путь становится все более извилистым с каждым новым произведением!

Как и хоррор «Mort Cinder», «The Eternaut» был создан талантливыми аргентинским автором, чей стиль определил индустрию комиксов на годы вперед, – сценаристом Эктором Херманом Оэстерхельдом. Эта монументальная метафоричная притча рассказывает о снегопаде, свалившемся на жителей Буэнос-Айреса: снежинки убивают любое живое существо, к которому прикоснутся, и народ Аргентины оказывается заперт в смертельной ловушке. Уничтожит ли общество само себя изнутри? Или его конец принесут истинные виновники смертоносных осадков – пришельцы, ведущие войну чужими руками? И какую мрачную новость принес с собой рассказчик этой истории – путешественник во времени?…

В «Этернавте» отразились худшие кошмары автора, жившего в эпоху приближения политического террора. В странном снеге, заставляющим тебя баррикадироваться внутри собственного дома и укрывать свою семью в подвале, легко угадывается предчувствие будущей политической катастрофы. А в солдатах-пленниках, которых убивает само чувство страха… Все понятно и без пояснений.

Вот только это стоит сказать о другом «Этернавте».

Первую версию своего научно-фантастического комикса Оэстерхельд и художник Франциско Солано Лопез опубликовали в виде газетных стрипов в 1957-1959 годах. Серия быстро завоевала успех среди читателей, даже получила продолжение от самого Эктора, а затем и от его последователей. Однако в 1969 году Оэстерхельд создал ремейк своего детища, более жестокий, бескомпромиссный и безысходный.

Первый «Этернавт» был масштабным полотном-высказыванием на сотни страниц, скорее напоминающим роман, чем комикс. Он навсегда обессмертил имя Оэстерхельда, но в новом прочтении своего собственного творения Эктор отошел в тень мрачного гения – художника «Морта Синдера» Альберто Бреччиа.

На русском языке издан именно «ремейк» – краткий экспрессивный пересказ «Этернавта», превращенный из фантастического иносказания в кошмарный параноидальный сон. Вряд ли по нему вы нему сможете понять, за что этот комикс считают одним из величайших произведений XX века: взамен относительно понятных диалогов и раскрытия персонажей пришли безумные видения в чернильной темноте.

Если хотите узнать больше именно о первом «Этернавте», технике Бреччиа, судьбе авторов и их влиянии на мир комиксов, то вам стоит обратиться к «Спайдермедии». О сюжете комикса я больше ничего не скажу – нет смысла его разбирать, когда все внимание перетягивает на себя рисунок.

Что можно рассказать о рисунке Бреччиа?

Это хаотичные перепады резкости от детально прорисованной машины до пожирающих пространство пятен снега.

Это искажение любого действия, порожденного играми воображения. Прослушивание плохих новостей по радио превращается в причудливую игру света: струны, которые обрываются с каждым словом, изломанные костлявые пальцы, чьи-то пустые глаза? В общем-то, эта фантасмагория может быть обычной кляксой, но внезапная новая информация, вброшенная в атмосферу постоянного ужаса замкнутого пространства, превращает случайный росчерк в пятна Роршаха.

И это суровая экономия в лицах, позах и деталях: в несколько мазков умещаются усталость, счастье, красота, страх и желание.

Но настоящая кульминация читателя ждет, когда герои столкнутся с осязаемыми врагами – серыми «пыльными» жуками-переостками, которые пыльными пятнами прячутся на самом видном месте так, что их никогда невозможно рассмотреть …

… и безликие люди-роботы, принесшие за собой неожиданные футуристичные изгибы – границы времени.

Все это очень сумбурные и смазанные впечатления – но арт Бреччиа можно разбирать либо так, либо с микроскопом.

И напоследок стоит отметить, что «Этернавт» отлично читается в паре с «Мортом Синдером»: во втором случае центральной фигурой становится скиталец по временам, которого любая эпоха преподносит испытание совести ивышвыривает из себя, в первом – опоздавшего беглеца, не успевшего скрыться от катастрофы.

В издании «Питера» есть вступление от Ильи Стогова, послесловие от Гильермо Саккомано и Карлоса Трильо и несколько комментариев. Как и в случае с восприятием рисунка, они либо вдохновят вас с головой нырнуть в тревожный мир комиксистов Буэнос-Айреса, либо окончательно убедят отстраниться от реальной предыстории – черно-белая фантазия и в абстрактной пустоте выглядит актуальной как никогда.

А также в конце книги вы найдете анонсы следующих новинок – надеюсь, еще выдастся возможность о них рассказать!

Подписывайтесь на наш Telegram и поддержите нас на Boosty!

Комментарии