Краткая история ретконов в комиксах

3 497

Разбираем историю ретконов.

Ретконы… Сколько в этом слове для фаната комиксов! В среде любителей рисованных историй отношение к этому сценарному приему преимущественно негативное. Еще бы! Ты читал про персонажа с детства, следил за развитием его личности и отношений с окружающими… А тут вдруг Бах! Отношений этих нет, а личность откатилась к заводским настройкам. Или твой любимый герой пал смертью храбрых, вся вымышленная вселенная скорбит… Но оказалось, что он не умер, а попросту впал в кому. В другом измерении. И потерял память. А вот этот вот, что был вместо него, который никому не понравился, это его злой клон.

Ну а пока мы не зашли далеко, давайте сразу здесь, на берегу, разберем, что такое реткон и чем он отличается от ребутов-перезапусков, адаптаций и прочих пересказов старых историй.

Retroactive continuity, сокращенно retcon, дословно переводится с английского как преемственность с обратной силой. Это художественный прием, в основе которого лежит изменение уже известных фактах о вымышленной истории и/или мире, однако при этом сюжет, использующий реткон, является прямым преемником основной истории. Яркий пример — персонаж, погибший в одной части художественного произведения, оказывается живым. Обычно, это все объясняется сюжетно, но как бы задним числом, используя ту самую “обратную силу”. Это все нелепо выглядит в фильмах (Например, «воскрешение» же Хана в неприлично длинной серии «Форсаж»), но в комиксах, где некоторые сюжеты почти с вековой историей, все совсем непросто.

«Проблема с ретконами в том, что они не реальны. А люди всегда помнят. Всегда». О да, Паучок знает толк в ретконах.

Чтобы разобраться в терминологии глубже, возьмем для примера старичка Человека-Паука, празднующего в этом году 60-летний юбилей. Основная история, или даже можно сказать, основная временная линия, началась в 1962 году в Amazing Fantasy #15. В The Amazing Spider-Man #121–122, где случилась история «Ночь, когда Гвен Стейси умерла», где Норман Озборн однозначно сообщает (в то время злодеи вообще всегда свои планы проговаривали ясно и четко), что собирается отомстить Питеру Паркеру и его альтер-эго, потому что считает Питера виновным в наркозависимости своего сына, а Человек-Паук, ну… просто его враг, это ли не причина. А вот в 2004 году случился Дж. Майкл Стражински, который всем объяснил, что Гоблин убил Гвен, потому что та родила от него детей и отказывала Норману в его родительских правах. Это — реткон, потому что он меняет известные факты о прошлом персонажей.

В 2004 Стражински довольно потирал руки и еще не знал, что его реткон отретконит Ник Спенсер в 2021 году. Читайте про это в другом материале.

А вот примеры других перетрубаций с историями Паучка, которые ретконами не являются. Так, Ultimate Spider-man — это, можно сказать, адаптация, или ремейк, никак не связанный с историей оригинала. Как и, например, великолепный Spider-man: Reign. Потому что их события не считаются каноном в основной истории. Сюжет Superior Spider-Man, заменяющий главного героя на совершенно другого, точно не является ретконом. Здесь сюжет развивается естественно и без переписывания прошлого. Ретконом сложно назвать и, например, появление Шелк как второй жертвы радиоактивного паука. Да, это событие меняет наше представление о мире и героях, но нигде и не утверждалось, что Питер — единственный укушенный, так что это можно отнести просто к категории “нераскрытые факты о прошлом героев”. 

Честно говоря, я бы даже не отнес к однозначным ретконам нелюбимый и мной, и многими другими фанатами Паука One More Day от того же Стражински (даже Джо Кесада говорил про это: «Мы могли бы устроить реткон вселенной, чтобы обнулить свадьбу Питера и Эм Джей, но мы в Marvel не идем этим путем»). Да, прошлое тут однозначно изменено, но не прямой волей сценаристов, а в результате однозначных действий самих героев. К тому же, здесь герои не обнулились, а более-менее осознают произошедшую перемену в реальности. Туда же я бы отнес и путешествия во времени. Но это сугубо мое личное мнение. Вещи вроде One More Day общепринято все-таки относят к стопроцентным ретконам, нагло перечеркивающим десятилетия истории персонажа.

Ну так вот. Как нам показал Стражински, реткон может оказаться жутким моветоном и даже губительным для сюжета. И все же Большая Двойка с завидной регулярностью продолжает эксплуатировать такие повороты. Прямо сейчас, DC запускает очередной Кризис (создатели обещают, что реткона не будет, но мы то знаем DC), а в Marvel Питер Паркер и Мэри Джейн переживают очередное непонятно что в отношениях. Но почему? Неужели издатели не видят, что ретконы все только портят? А что, если я скажу вам, что ретконы – это один из краеугольных камней, на которых держится вся махина современных комикс-вселенных? И без них супергеройский лор был бы куда беднее, скучнее и тривиальнее. Почему я так думаю? Сейчас расскажу. И для начала придется окунуться глубоко в пучину истории.

В начале был реткон

Если вам кажется, что переписывание истории – это новомодное явление, появившееся от безыдейности современных авторов, не уважающих гениальное прошлое, то спешу вас разубедить. Один из первых и, одновременно, удачнейших ретконов случился еще в 50-е.

Скорее всего, вы слышали, что периоды в истории публикации комиксов принято делить на века – Золотой, Серебряный, Бронзовый и т.д. Золотой начинается примерно с появления Супермена в 1938 году, ознаменовавшему собой бум супергеройских комиксов. Хотя время тогда было неспокойное (а может и благодаря этому), тяга людей к историям про сверхлюдей в плащах только росла. В итоге, на свет появились и Бэтмен, и Чудо-Женщина, и Флэш с Зеленым Фонарем. Последние, правда, не привычные для современного читателя Алый Спидстер и Изумрудный Рыцарь. И не только внешне – это были совершенно другие люди! Флэшем был студент Джей Гаррик, а Зеленым Фонарем – железнодорожный инженер Алан Скотт. Но к этому мы еще вернемся.

Comic Cavalcade #27, 1948. Как видите, идиотия в комиксах была и до Серебряного века

Итак, в 40-х у комиксов все было хорошо. Истории крутились, в основном, вокруг побивания фашистов на полях Второй Мировой Войне. На Войну отправлялись все новые и новые герои. Их стало столько, что в 1940-1941 было сформирована аж целая команда супергероев – Общество Справедливости Америки! Первая в своем роде. И читатели с удовольствием читали истории про пестрых борцов со злом. Особенно, когда в мире бушевало настоящее зло.

В это время было много патриотических комиксов не только про борьбу с немцами, но и с особо враждебными США японцами.

Однако, когда зло было побеждено в реальном мире, спал спрос на комиксы про борцов с ним. Впрочем, индустрию в целом это не подкосило. Да, сейчас комиксы, тем более американские, плотно ассоциируются с супергероями, но тогда все было иначе. В 1940-х на рынке было много иных комиксов, и после Войны существенно вырос спрос на истории таких жанров, как юмор, хоррор, романтика и вестерн. Издательства подстроились под рынок. Какие-то тайтлы, особенно неименные серии-антологии, просто сменили направление. Например, All-Star Comics стал All-Star Western, и вместо историй про Общество Справедливости Америки там стали публиковать приключения стрелков с Дикого Запада. А вот именные серии многих супергероев просто закрыли.

Такие глыбы, как Бэтмен, Супермен и Чудо-Женщина под нож не попали, а вот их менее популярным коллегам по маске и плащу повезло гораздо меньше. Синий Жук, Алый Мститель, Капитан Марвел, Нэмор, оригинальный Человек-Факел, Общество Справедливости Америки в полном составе… Кто бы мог подумать, что мирное время унесет больше героев, чем военное. Относительно повезло Аквамену и Зеленой Стреле, которые переехали в Adventure Comics. В 1951 году, в числе прочих, были закрыты серии оригинальных Зеленого Фонаря и Флэша.

Однако, без своих супергероев издательства, как оказалось, не смогли выстоять против доселе невиданной угрозы – Обеспокоенных родителей! Популярные тогда жанры, особенно хорроры и романтика, требовали определенного визуального сопровождения (яркие перестрелки, жуткие монстры, расчлененка, эротические сцены). И общественность забила тревогу, что вылилось в ныне печально известный Кодекс комиксов. 

Этот период в истории требует отдельного внимания, но, если кратко, то в США запретили демонстрировать в комиксах насилие и жестокость, непристойное поведение и пугающий контент. На орехи досталось даже сомнительно-платоническим отношениям Бэтмена и Робина. Но если для последних все ограничилось появлением в истории Бэтвумен в качестве любовного интереса Брюса, то хорроры и эротику пришлось прикрыть. А зарабатывать на чем-то надо! Тогда-то и вспомнили про супергероев.

В 1956 году издатель DC comics Джули Шварц вместе с сценаристом Робертом Канингером и иллюстратором Кармином Инфантино стали создавать новый сюжет, но подошли к этому нетривиально. Вместо того, чтобы выдумывать каких-то новых персонажей (что всегда рискованно) или просто брать старых, они решили взять основу от уже существующей истории и осовременить ее как по содержанию, так и внешне. В результате их работы, в Showcase #4 появился Барри Аллен, новый Флэш. 

Приключения нового героя и его происхождение сделали более научно-фантастическим, в соответствии с веяниями эпохи.  Хотя «молния ударила в шкаф с химикатами» у Аллена звучит не сильно научнее, чем «облился тяжелой водой» у Гаррика, но, возможно, в 50-е это звучало как нанотехнологии. 

При этом, авторы интересно обошлись с наследием Джея Гаррика. Они не забыли старика, сделав вид, что Аллен просто появился из ниоткуда, с теми же способностями и тем же псевдонимом. В Showcase #4 нам показывают, что, в мире Барри, Джей – персонаж комиксов! И Барри, получив силы, вдохновился своим выдуманным кумиром и взял себе его имя. 

Правда, глобально такая перемена никак не была объяснена. По соседству с Барри все еще жили те же Супермен с Бэтменом, которые (для читателей), только что работали вместе с Джеем! Но он же выдуманный? А они почему нет? С другой стороны, Барри появился через 5 лет после ухода Джея, а в 50-х мало кто надолго оставался фанатом комиксов и всерьез следил за приключениями персонажей. 

Именно с Showcase#4 отсчитывается старт Серебряного века. Комикс имел успех и оказал огромное влияние на индустрию. Впоследствии, на фоне хороших продаж, DC по тому же принципу вернули Зеленого Фонаря, заменив Алана Скотта на Хэла Джордана, а полумистические силы на кольцо космического полицейского (к мистике у американцев тогда тоже были претензии). Идею Общества Справедливости Америки тоже обновили, собрав в команду всех актуальных супергероев и поменяв устаревшее «Общество» на более современную «Лигу». Но настоящие последствия от решения осовременить Флэша наступили позднее.

В 1961 году на The Flash был довольно известный тогда сценарист Джон Брум, создатель Фонаря-Хэла Джордана, заложивший современный лор как фонарей, так и Флэша. И вот, на один выпуск, в основную серию Алого Спидстера возвращается Гарднер Фокс, создатель оригинального Флэша-Джея Гаррика. И он пишет историю «Флэш двух миров», которая изменила всё.

Обложку The Flash #123 знает, пожалуй, любой фанат не только бегуна, но и комиксов в целом.

Вероятно, мистер Фокс, соскучился по своему творению и решил ненавязчиво вернуть его в игру на десятилетнюю годовщину последнего появления (в All-Star Comics #57, 1951). История настолько «мягкий» ребут, что даже учитывает знакомство Барри с комиксами про Джея в своем мире. 

По сюжету выпуска, Барри так сильно вибрирует перед сиротами (он им фокусы показывал, разумеется), что пронизывает пространство и попадает в другую вселенную. И там, неожиданно для себя, узнает Кейстоун-сити из комиксов про Флэша. Естественно, он сразу находит чуть постаревшего Гаррика, бок о бок с ним борется с преступностью и, что самое главное, обсуждает произошедшее. Вместе они решают, что Барри попал в параллельную вселенную, которая, согласно «научным теориям», находится в том же пространстве, что и вселенная Барри, но вибрирует на другой частоте. И Флэш, перестаравшись с собственной вибрацией, оказался в другой вселенной. Они решают назвать мир Барри Землей-1, а мир Джея – Землей-2. Так, дамы и господа, родилась концепция мультивселенной в DC. Благодаря реткону и ностальгии старого автора.

Концепт стал настолько популярным, что герои разных поколений регулярно стали «захаживать» в гости друг к другу. После тим апа Лиги и Общества Справедливости Америки в 1970х, популярность концепта стала настолько очевидна, что Земля-2 официально вернулась на прилавки газетных киосков в воскрешенном All-Star Comics.

Возвращению Земли-2 в комиксы мы обязаны, в том числе, появлением Пауэр Герл и ее знаменитого бюста.

Со временем, рост мультивселенной устроил такую путаницу, что привел к великим и ужасным Кризисам, после которых вселенная каждый раз подвергалась реткону. Но это уже другая история.

Без рода и племени

Разумеется, не все ретконы затрагивают всю вселенную, есть и более локальные экземпляры. И я бы хотел разобрать их на примере Marvel. Во-первых, потому что перечеркивание всего своего прошлого в целом – прерогатива DC, а во-вторых, про Дом Идей вообще пока еще не упоминули. 

Возьмем Капитана Америка. История Первого мстителя началась еще в Золотом веке, в Captain America Comics #1 1941 года. Сегодня мы все знаем его историю: хилый призывник; сыворотка суперсолдата; молодой сайдкик; боролся с нацистами и верным последователем Гитлера, Красным черепом; воевал до победы в 1945 году; после окончания войны вместе с Баки боролся с тем же черепом, перешедшим на сторону коммунистов… Стоп, что?! А как же заморозка, самопожертвование Баки, вот это вот все?

Мало кто вспомнит, но комиксы про Капитана выходили вплоть до 1954 года, когда супергероика уже держалась на последнем издыхании. И закончилась история Кэпа не героическим самопожертвованием ради победы, а поражением от падения продаж — его серию отменили после Captain America #78 в сентября 1954-го.

В 1949 году выходили и такие попытки поднять продажи.

Однако, в ренессанс супергероики, Стэн Ли и Джек Кирби вспомнили про главного героя Marvel (тогда еще Atlas) Золотого века и решили вернуть его в строй в The Avengers #4 1964 года. Со всей этой историей про льды в Северной Атлантике. Но как же послевоенные комиксы? Про них забыли? Перенесли в параллельные миры? Отнюдь. Мне иногда кажется, что в Marvel как у хорошей хозяйки — ничего просто так не выбрасывается.

Это были самозванцы. Впоследствии оказалось, что в 40е-50е геройствовали целых 3 последователя Капитана (и Баки). Один из них вместе со своим молодым напарником даже стали злодеями и сражались с настоящим Кэпом.

Но от древней истории давайте перейдем уже к чему-то посовременнее (более-менее). Вот, например, Веном. Все его знают – острозубый симбиот, потомок древнейшей расы, может (и, скорее всего, попытается) влиять на сознание своего носителя. Что же из этого реткон, спросит уже ни во что не верящий читатель? Да почти все.

Как вы наверняка знаете, черный костюм Паучка появился в рамках первых Секретных войн – глобального ивента, который был создан для развития вселенной, чтобы продать побольше игрушек. Если вы читали комикс (на русском языке выходил в рамках Ашет-коллекции), то могли заметить, что там больно много всяких баз и непонятных транспортных средств – так это чтобы большие наборы игрушек продавать.

Так вот, Веном. Первоначально, Паучок вообще никаких негативных эффектов от ношения костюма не заметил. Даже наоборот: тот сам продуцировал паутину и превращался обычную одежду. Но затем Рид Ричардс сделал анализ материала и заключил, что костюм живой. Питер сказал: «Фу!» и попросил Рида костюм с него снять. Только после этого, по закону типичного реткона, костюм вдруг начал проявлять признаки разума. Он обиделся на Паркера, нашел такого же обиженного Эдди Брока и заключил с ним, скажем так, союз.

При первом появлении у Черной Смерти даже зубки были человеческого размера и формы. Язык он тоже не спешил проветривать.

Тут с персонажем сыграла злую шутку взлетевшая вверх популярность. На фоне этого издательство развивало его как злодея – в дальнейших публикациях ему добавили острющие клыки, длиннющий язык и всякие зловещие способности, типа выделения кислоты изо рта. Но, с ростом популярности Желчного, все чаще всплывала идея выдвижения его на первый план истории. Только вот, перефразируя классику, сольники злодеев либо рано закрывают, оставляя их злодеями, либо они выходят достаточно долго, превращая их в героев. Так и случилось. Благо, в 90-е росла популярность антигероев, поэтому Веном не стал плеваться бабочками и переводить бабушек через дорогу. Однако, от былой мотивации как Брока, так и симбиота (базово: заставить Паука страдать) со временем не осталось и следа.

С моей точки зрения, эти два случая – примеры успешных и даже полезных ретконов. Они были своевременно применены к персонажам, которые того стоили. Героическое самопожертвование Кэпа смотрится явно лучше, чем постепенный выход на пенсию. К тому же, реткон породил этакого «персонажа вне эпохи», со сценарным мостиком для будущих адаптаций героя. Капитан ведь не единственный герой второй мировой в изначальном варианте. Того же Бэна Гримма тоже пришлось «отретконить», сделав пилотом не второй мировой, а Войны в заливе. Не может же ему сейчас быть 90 лет, не так ли? А вот Капитан теперь навсегда останется ветераном той самой Войны.

Ну а Веном просто стал гораздо интереснее и личностно, и визуально. Реткон превратил его из удобной одежды в жуткого злодея-перевертыша героя, а из этого уже в нетривиального антигероя с огромной фанбазой.

Если продолжать тему, то можно вспомнить, как Меч неизвестного мертвого Бога оказался оружием Бога Симбиотов Нулла. Череда ретконов биографии Венома привела событию King in Black. — примечание ГлавВреда.

Однако, если бы все ретконы были такими, лбы фанатов были бы целее.

Отпусти и забудь

Чтобы вспомнить плохой ребут, долго думать не надо. Уверен, у каждого из вас есть пример, когда ваш любимый персонаж или интересная вселенная вдруг стали другими. И отнюдь не лучше. Просто так, без объяснения причин, по прихоти студийных боссов или по внезапной задумке авторов. И такие решения могут быть губительны не только для истории, но и для издательства. Вот всего лишь пара очень разрушительных примеров.

1990-е в индустрии были очередной эпохой перемен. Молодые и талантливые авторы основали студии Wildstorm и Image, где стали публиковать дерзкие современные комиксы (про это есть замечательный материал). А вот Marvel пришлось несладко. Мало того, что большинство молодых и талантливых ушли из Дома Идей. И тогда студия решилась на экстренное вливание молодой крови. 

В издательстве долго думать не стали и позвали тех же ребят из новых студий, из-за которых и начались все проблемы. Молодежь попросили перезагрузить всех ключевых героев фандома Marvel, кроме Людей Икс (те успешно обновились сами в ходе события Age of Apocalypse 1995 года). Например, Джим Ли (со-автор хороших комиксов про Иксов в 90-х, создатель WildC.A.T.s and Gen¹³) взялся за Фантастическую Четверку, а Роб Лайфилд (создатель Дэдпула и Кейбла) – за Мстителей.

Рядом с Невидимой Леди стоит Мечник, новый «интересный» член Мстителей.

В ходе ивента переписали вообще почти все истории героев. Капитан Америка не был заморожен, а был «деактивирован», став спящим агентом, а после «реактивации» нашел новую девочку-Баки; Шрапнель в сердце Тони Старка попала из-за атаки Халка на его вертолет, потому что они с Брюсом вместе работали над Гамма-бомбой (что-то подобное даже вспомнили в очередном ретконе в рамках Original Sin); Асгард и вообще все девять миров исчезли. Ну а как это отразилось на внешнем виде героев…

Классика.

Хотя комиксы линейки продавались хорошо (и кое-где их даже называют финансовыми хитами), такие изменения привели к негативной реакции фанатов вселенной и, что, возможно, даже более разрушительно, падению духа в стане постоянных авторов. Контракты с приглашенными творцами из Wildstorm были не вечные, а авторский состав Marvel отнесся ко взятому курсу без энтузиазма. Сценаристы и художники отказывались продолжать эти истории. Например, Марку Уэйду, писавшему Капитана Америка прямо перед стартом Heroes Reborn, предлагали писать диалоги новых историй, чтобы “сохранить преемственность”, но он даже от такого соавторства отказался, когда прочитал сценарий. В итоге, спустя 13 номеров, вселенная Marvel образца Heroes Reborn была ре-ребутнута в Heroes Return. Оказалось, что Франклин Ричардс все это время скрывал оригинальных героев в карманном измерении! 

К счастью, через 3 года Marvel выстрелили с импринтом Ultimate, иначе сейчас могло бы не быть никаких Marvel Comics.

Что до DC, то у них совсем недавно произошел кавардак с New 52. В 2011 году издательство устроило этот ребут, желая упорядочить громадную вселенную, сделать серии более дружелюбными для молодых читателей, а заодно безболезненно влить в истории приобретенных персонажей Vertigo и Wildstorm. Началось все с крайне успешного Flashpoint, а первые выпуски инициативы действительно вызывали ощущение новизны и свежести. Раны Аквамена, Бэтмена и Зеленых Фонарей того периода вообще до сих пор вспоминают с теплотой. А уже в 2017 году DC анонсировала Rebirth, что официально констатировало смерть New 52. Почему?

Потом у СМИ будут другие заголовки.

Если какие-то персонажи и их истории практически не изменились, то какие-то нововведения были существенным плевком в лицо фанатам. К примеру, Барбара Гордон вдруг начала ходить и снова стала Бэтгерл, что перечеркнуло все развитие персонажа. Бустер Голд откатился к своему оригинальному, глупому и жадному до славы образу, просто забыв все взросление за последние 15 лет. Марсианский Охотник растерял весь шарм и связь с членами Лиги, Вопрос перестал быть крутым детективом и стал какой-то потусторонней сущностью, Барт Аллен больше не Аллен вовсе и никакого отношения к Барри не имеет. 

А Лобо… Что они сделали с Настоящим Мужиком… (справа типа «настоящий Лобо» на тот момент, если что)

Такие ретконы могут заставить фанатов закрыть комикс, заплакать и больше никогда не возвращаться к истории. Что еще хуже, слишком большой отток фанбазы не компенсировался привлечением новых читателей. Да, на старте New 52, в сентябре 2011 года, продажи выросли примерно в 3 раза: 67 000 проданных копий против около 25 000 в августе того же года. Это побило рекорд Infinite Crisis в мае 2006 года — тогда продажи были на уровне 59 000 копий. Зато уже в марте 2012, когда читатели сориентировались в ситуации, продажи упали до 33 000 копий.

Все это дополняли плохие управленческие решения. Огромное количество серий (шутка ли, 52 одновременно! В этом году их 21) закрывались и открывались, тратя деньги издательства впустую и вызывая негатив у авторов. Редакторы никак не управляли процессом. Например, Джордж Перез, автор Superman, совершенно случайно и неожиданно для себя узнал, что Грант Моррисон на Action Comics параллельно с ним выписывал новый ориджин персонажа! Автор, вроде бы, основного комикса про Супермена вдруг узнал, что в этой вселенной Ма и Па Кенты все еще живы с легкой руки Моррисона! Написав всего 6 выпусков, Джордж ушел с серии.

Моррисон хоть и величина, но и Перез не хрен с горы.

Можно вспомнить и другие примеры отвратительного использования ретконов – перечеркивание родственных связей между Магнето и Ртутью с Алой Ведьмой, постоянно появляющиеся новые родственники Скотта Саммерса, Мистер Фриз, вместо романтика оказавшийся больным маньяком, повернутым на женщине, которую он не знал (еще один подарочек New 52) и т.д. Но рассуждения и так затянулись. Пора переходить к выводам.

Вот тебе реткон, используй его с умом

Комиксы – уникальный вид искусства, позволяющий написать огромное количество историй про одних и тех же персонажей на протяжении десятилетий. И иногда действительно сложно сохранять преемственность историй одновременно с логикой. А порой авторы видят потенциал в персонажах, но, чтобы его раскрыть, нужно немножко подкорректировать прошлое.

Лично я считаю реткон одним из последних сценарных приемов, который, хоть и имеет место быть, но не должен использоваться как само собой разумеющееся. Вообще, это скорее кризисная мера — не просто так во всех вышеописанных примерах издатели сталкивались с настоящими, не комиксными кризисами. Падение интереса аудитории и обрушение продаж — самое страшное, что может произойти с бизнесом в сфере развлечений. И такие шок-контенты могут помочь заработать денег, чтобы продержаться в трудные времена. Да, Heroes Reborn был творческим провалом, но он принес деньги Marvel в очень трудное для индустрии время. Возрождение Флэша в 50-х вообще помогло задать курс для всей этой индустрии, которую мы знаем и любим.

Ну а чтобы выразить мое личное отношение к ретконам, напоследок я припас еще один пример. Он растопил мое сердце по отношению к переписыванию истории.

Альфред Пенниворт, верный дворецкий Бэтмена, появился в Batman #16 1943 года и стал просто наемным работником Брюса. Он был нанят, когда Уэйн уже был взрослым мужчиной, уже стал Бэтменом, и не имел никакой связи с ним. И свой статус названного отца героя, оказавшего огромное влияние на его личность, он получил только в пост-кризисную эпоху, после 1985 года. 

Когда я об это узнал, мое лицо было как у Брюса на этой панели.

Альфред – один из моих любимых элементов мифа о Бэтмене, и, если мне нужно благодарить за его появление в нынешнем виде давний реткон – значит, ретконы имеют право на существование.

Читателю гораздо проще эмоционально вовлечься в переживания персонажа, если они касаются чего-то из его прошлого, что представляет для него глубокое личное значение. А любой фантастический мир становится в разы интереснее, если имеет глубокую предысторию. К сожалению, комиксы, написанные 80 лет назад для продажи за 10 центов, не всегда уделяли внимание такой глубине. И иногда есть смысл ее добавить уже постфактум, задним числом. Но только если это не разрушит то, что уже есть и за что читатели историю и полюбили.

А ретконы каких историй запомнились больше всего вам?

Подписывайтесь на наш Telegram и поддержите нас на Boosty!

Комментарии