Интервью с Дмитрием Степиным и Адель Громовой — комиксистами студии «Крутая Рисовка»

705

Разговор с Дмитрием Степиным.

Намедни студия комиксов «Крутая Рисовка» (ударение на «и») воскресла из небытия, ворвавшись в интернет-пространство с новым веб-комиксов «Петя против матюгальников». Релиз комикса состоялся на недавнем дне рождения Bizarrebook и сопровождался уймой небольших анонсов и презентацией.

Кратко о форме выпуска: отныне каждую среду («день новых комиксов» же, ну) студия будет радовать читателей свежей главой онгоинга абсолютно бесплатно в своей группе ВК и странице в Instagram.

Сюжет до боли прост и понятен: Петя ненавидит промоутеров, регулярно портящих настроение горе-студента своими надоедливыми кричалками. Что же делать? Ведь продолжать «терпеть» и слушать заученные кричалки совсем не по душе еще молодому и сумасбродному парню, да и каждый раз обходить назойливых трудяг с матюгальниками, прокладывая заковыристые маршруты, надо еще постараться. Остается один вариант: сражаться за свободу духа, избивая людей преклонного возраста и таких же студентов подушками. Да, вопросов много, но дайте этому сюжету шанс.

Чтобы разобраться в истории появления новинки и представить еще молодым читателям студию, пять лет назад выпустившую один из самых нетипичных и громких отечественных комиксов, мы решили поговорить со сценаристом, автором идеи и одним из основателей студии «Крутая Рисовка» Дмитрием Степиным.

– Привет, Дима, давно не списывались! Для начала расскажи, где пропадал последние несколько лет, чем занимался помимо комиксов и как творческий перерыв повлиял на актуальные события? Ну и для непосвященных: немного о себе и издательстве. А то, уверен, после долгого затишья многие люди впервые слышат про парней с рисовкой (ударение на «и») на логотипе, в свое время взорвавший отечественный крауд.

Привет! Забавно, ведь мы ничего не публиковали четыре года, но был только один год, когда я реально НЕ занимался комиксами: с осени 2017 по осень 2018. Всё остальное время я что-то писал или хотя бы планировал. Кое-что из идей пришлось свернуть или отложить по разным причинам. Ещё некоторые стали долгими и сложными проектами, хотя мы брались за них, потому что они казались самыми простыми и быстрыми. Но вот мы здесь — я отвечаю на эти вопросы спустя несколько часов после запуска нового веб-комикса.

Может быть, стоило начать с той части вопроса, где про «Рисовку». «Крутая Рисовка» — это студия комиксов, состоящая из меня и Саши Холопова, моего соавтора (ну или редактора, когда как). Мы пишем сценарии, находим художников (все время разных) и вместе с ними делаем комиксы. Мы не издательство, а именно студия: печататься обычно помогают другие люди. В 2014-2017 сделали «Второго» и «Про Крутизну». «Второй» был таким боевиком на серьёзных щах с жестокими сражениями и суровыми перепалками, а «Про Крутизну» — это добрая и жизнеутверждающая история без слов в вымышленном мире, где кто угодно получает суперсилы, если его считают крутым. «Крутизной» мы довольны больше.

Ты упомянул краудфандинг — мы выпускали «Крутизну» как раз в год, когда такие проекты стали частыми. Мы попали в эту волну, да еще и удачно собрали деньги, во многом благодаря популярности КоДы, художницы комикса. Было весело. Но с тех пор столько всего произошло! Я сейчас совсем не против того, чтобы оказаться для большинства читателей кем-то плюс-минус новым. Так даже интереснее.

– Как проходили дела во время пандемии и первых месяцев карантина? Уверен, как и у многих, тотальные ограничения и постоянный стресс оставили неизгладимый след на работе.

Хотел сказать, что пандемия почти не повлияла, а потом вспомнил, что мы могли бы выпустить кое-что еще год назад, если бы были фестивали. Но тот комикс все равно скоро выйдет, так что все в порядке. Больше жаль, что художники так долго ждут возможности постить арт оттуда: это мы могли позволить себе молчать годами, а для них поработать и никому не показать — значит рисковать, что их не заметят возможные новые заказчики. Не думал раньше об этом, пока сам не стал источником неудобства.

– Ранее ваши комиксы выходили исключительно в печатном формате. Почему решили изменить традициям и выпустить именно веб-комикс (к тому же бесплатный), и есть ли перспективы на дальнейшее переиздание выходящих глав в виде большого и сочного сборника?

Веб-комиксы хотелось делать очень давно. Это же здорово, когда кто угодно может прочесть. Случайный человек узнал из интернета, заинтересовался. Что ему показать? Можно ссылку на магазин или форму для доставки и оплаты. А можно сразу дать почитать комикс: это ему скажет гораздо больше, чем реклама бумажного издания. Денег мы не получим, зато это шанс найти свою аудиторию и понять, что ей интересно. Сплошные плюсы.

Про бумажное издание пока не хотелось бы загадывать. Мы видели много веб-комиксов, в том числе российских, которые хорошо продаются на бумаге. Но сначала нужно, чтобы в интернете это читали. Вот на чём сейчас хотим сосредоточиться.

– Черт, уже так много времени прошло с появления студии. Не жалеешь, что выбрал в качестве названия мем, о котором сейчас вспомнят лишь два с половиной задрота?

Да нет. Ты посмотри на наши названия. «Второй», «Про Крутизну», «Петя против матюгальников» – они все чем-то кринжовые, зато ни на кого не похожие. Так и с «Рисовкой» — либо ты помнишь мем, и тогда все понятно, либо не помнишь, и тогда это студия, которая называет себя… эээ… впечатляющей птицей? И сразу понимаешь: да, это точно те чуваки, которые придумали комиксы с такими названиями.

А вообще была довольно неловкая история: в 2017 году на БигФесте я покупал комиксы у ребят из Воронежского Комикс-Клуба, и они мне показали, что у них на обложке тоже крутая рисовка, и картинка почти как у нас. Они подумали, мы у них это подсмотрели, но понятно, что нет смысла плагиатить друг друга в такой маленькой тусовке, где это сразу обнаружат. До сих пор не знаю, кто был первым. А параллельно с этим какой-то человек написал очень смешной хейтерский коммент, что мы украли это гениальное название чуть ли не у него из головы, когда он хотел так назвать свои зины (на тот момент их не было). Это я к тому, мем уже был древним, но несколько людей независимо друг от друга всё равно про него подумали.

– Какие дальнейшие планы? Есть задумки на новые проекты, или пока «Петя» останется в качестве серии-хэдлайнера?

Мы уже показали маленький тизер следующего проекта, который выйдет на бумаге. Меня очень подмывает во всех анонсах называть этот комикс «графической былиной», но там тон посерьезнее, чем в «Матюгальниках» или «Крутизне». Это как раз то, что мы не выпустили в прошлом году, с рисунком от Антона Капралова и покраской Сергея Назарова. Комикс будет невозможно красивый, каждую страницу можно долго разглядывать. Очень жду, когда уже можно будет всем показать.

Плюс у нас еще пара комиксов в процессе. Есть много идей и для цифровых, и для бумажных. Мы теперь стараемся не рассказывать о них раньше времени, потому что всякое бывает. У нас есть, например, «проклятый комикс». Мы брались за него трижды: один раз были сложности со сценарием, а сейчас, когда он полностью написан, сменились уже две арт-команды, и каждый раз что-то шло не так. Вот в прошедшие выходные придумалось, как сделать четвертый заход. Посмотрим, что получится.

Но в тех комиксах, что выпустим в ближайший год, будет много сюрпризов для читателей. Новые для нас жанры, форматы и некоторые звёзды комикс-индустрии, с которыми мы сами не ожидали, что удастся поработать.

– Расскажи, что тебя вдохновило сделать именно ТАКОЙ комикс? То есть, конечно, я понимаю: промоутеры – зло во плоти, которые зачастую не понимают меры и банальных постулатов о личном пространстве, и все же.

А вообще, очень жду кроссовер с другой популярной русской серией, в котором Петя наденет на себя костюм эпохи ренессанса, параллельно угрожая маркетологам и мерчендайзерам праведным огнем.

До пандемии я работал в офисе в ста метрах от метро, и на этом крошечном расстоянии мистическим образом помещалось столько людей со звуковой рекламой, что появление этого комикса было неизбежно. Наверное, из этой темы можно было вытащить что-то более остросоциальное, но когда у тебя любой коллега может наизусть процитировать трехминутную рекламу пекарни, над этим скорее хочется посмеяться, чем действительно злиться на промоутеров. Поэтому Петя бьет людей подушками, а не пытается исправить корень проблемы.

Вообще наш главный герой — та еще бестолочь: во второй и третьей главах мы увидим, что он импульсивен и не особо задумывается, что это за люди с матюгальниками, и почему они там стоят. На такую работу ведь не идут от хорошей жизни, а кто попал туда, вряд ли рискнет подвести начальство, даже если у самого уже голова взрывается от бесконечного повторения рекламы.

Короче, началось все с шуток про раздражающие матюгальники, а потом придумался герой, который сводится к вот этой гипертрофированно негативной реакции на рекламу. Он видит проблему, которую видят все, но он агрессивный, незрелый, уверенный в своей правоте — ему точно есть куда расти, а значит в комиксе ему как следует достанется.

– Как так получилось, что в качестве художника выступила именно Адель? Было ли это случайное знакомство, или вы списывались уже с конкретным намерением и предложением работы?

Нам почти всегда везет с художниками, потому что мы их тщательно выбираем. Для «Матюгальников» было несколько десятков человек, которым мы написали. Из тех, кто заинтересовался, восемь или десять сделали пробные страницы. Стиль Адель подошел лучше всего.

Плюс она делает цвет и леттеринг. Плюс мы с ней очень быстро и легко нашли общий язык. Когда художник мгновенно понимает, что именно и как именно нужно нарисовать, да еще и придумывает способы сделать комикс лучше, добавить занятные детали, усилить сцены способами, которых не было в сценарии — это огромная удача.

– Ну и напоследок: чего ждать от «Пети» читателям и фанатам ваших комиксов?

Шестую главу. Просто ждите шестую главу. Ради последнего кадра в ней стоило вообще начинать заниматься комиксами.

А вообще ждите драки на подушках, матюгальники как грозное оружие, и того, кто бесит лично вас. Он там точно есть — в той или иной форме.

И раз уж речь зашла о визуальной составляющей проекта, мы также задали несколько вопросов по теме художнице «Пети против матюгальников» – Адель Громовой.

– Привет, Адель! Каково тебе было поработать с Димой над новым комиксом? Какие первые впечатления от команды?

Привет! Мне безумно понравилось работать с ребятами. Когда я немного факапила сроки, они всегда входили в положение – с их стороны никогда не было никакого давления. В целом общение всегда было очень позитивным и дружелюбным, так что я с удовольствием готова поработать с ними еще раз, если будет возможность.

– В нашем с Димой диалоге он упомянул, что ты, как художник, «придумывала способы сделать комикс лучше». Можешь рассказать об этом поподробнее?

Я рисовала раскадровку, так что по сути все, что у меня было, – это текстовое описание. Временами у меня возникали идеи о том, что какие-то страницы лучше сработают по-другому. Это было похоже на пинг-понг. Некоторые сцены, на мой взгляд, имели больший комедийный потенциал, и я скидывала свой вариант чувакам. Если им нравилось, мы его оставляли.

– Уже есть планы на дальнейшую работу? Или пока хочешь остановиться на истории Пети? Было бы здорово увидеть новые комиксы твоего авторства.

Абсолютно! Уже в апреле должен выйти мой зин «Тамара». Это короткая и печальная история о ценности жизни. Также сейчас я веду переговоры с издательствами о публикации большого комикса «Я убью ее». Планов, на самом деле, очень много, так что впереди лишь работа-работа-работа. (смеется)

В общем, судьба «Пети против матюгальников» складывается как нельзя лучше! Будем надеяться, что у ребят не будет проблем с дальнейшим выпуском серий, и они смогут чаще радовать нас своими комиксами! А пока настоятельно рекомендуем поддержать веб-комикс от «Крутой Рисовки» (да, ударение все еще на «и») в социальных сетях.

Комментарии