Создатель комикса «Iceman» о проблемах и отношении к ЛГБТ в Marvel

1

Инклюзивность — еще не все. Откровенное эссе создателя смелого для издательства комикса.

В 2017 году Сина Грейс получил очень много негативного отклика из-за своего комикса «Iceman», углублявшегося в исследование персонажа Бобби Дрейка. В 2019 году Грейс решил поделиться с деталями закулисья и всеми трудностями, с которыми ему пришлось столкнуться за эти годы.

Далее приводится перевод оригинального поста в tumblr. Приятного чтения!

Так как месяц Прайда подходит к концу, настало время открыто поговорить о моём опыте работы в Marvel Comics.

Я всегда был открыт и честен, говоря о том, что мне действительно доставляет удовольствие писать комикс «Iceman» про супергероя-гея, но вместе с тем я старался огибать те трудности, которые сопутствовали этому процессу. Отчасти – потому что я предпочитаю быть навеселе и поддерживать радостный настрой, а также – из-за страха за свою карьеру. Мне кажется, что сейчас есть срочная необходимость обсудить реалии того, в какой обстановке приходится создавать поп-культуру квиров, находясь во враждебном или как не определившимся окружении. Особенно сейчас, когда всё больше корпораций буквально хлопают себя по плечу, звёзды делают селфи в радужных одеждах/на радужном фоне, а медиапространство жужжит о «первом персонаже-гее КВМ в грядущем фильме про Вечных». Надеюсь, мои записи послужат важным напоминанием и указанием людям, занимающим высокие позиции, о том, что было бы неплохо иметь в виду, когда пытаешься поддерживать более тонкую и богатую репрезентацию. В идеальном мире было бы очевидно, что если позволить нам рассказывать наши истории честно и без вмешательств (принимать их, не отвергать), то можно достичь более прибыльных и плодотворных (и гораздо менее грязных) результатов. И уж точно избежать того, с чем я столкнулся при написании «Iceman».

Легендарный каминг-Аут от Брайана Майкла Бендиса

Стой горой за своих людей

Нет ничего удивительного в том, что как только я получил эту работу – на меня обратили внимание тролли и раздражённые фанаты, и без того разозлённые тем, как произошёл каминг-аут Бобби Дрейка aka Айсмена. Marvel надо было смягчить падение и открыто заявить «ну и что?». В какой-то момент я уже просто отшучивался от людей, шутящих про «надо пойти на него войной», заявляющих «я подхватил СПИДорак от этого комикса» или утверждающих, что я точно совершал сексуальное насилие.

Где-то между отменой и последующим возвращением комикса «Iceman», Marvel связались со мной и сказали, что «заметили угрожающее поведение в Twitter»… Но только после того, как попросили меня выслать им доказательства всего неприятного дерьма, вываливающегося в интернете. Позвонил редактор (такие разговоры всегда совершаются по телефону), предложил пару советов и уловок по тому, как справляться с кибербуллингом (травлей по интернету – прим. GeekCity). Я бросил трубку. Всё, что он собирался делать – это рассказать, что мне надо постоять за себя. Но мне нужно было не это, мне было нужно, чтобы Marvel встали рядом со мной, дали мне больше возможностей для работы, чтобы показать троллям – моё назначение на должность — это не просто выполнение квоты. «Мы будем держать вас в курсе». От этой фразы меня уже тошнит.

Даже спустя год после того, как новый главред сказал, что я талантлив и мне нужно поработать над комиксом, который был не про «персонажа гея» — всё, что я получил это шесть страниц о версии Росомахи с алмазными когтями. Восхитительно, да. Гетеросексуально, да. Всё ещё как-то по-гейски, впрочем.

Нас, как авторов, сильно побуждают занимать платформу в социальных сетях, и использовать её для рекламы и продвижения наших проектов, на которых нас нанимают гигантские корпорации… но как только дела идут худо, они начинают ускорять события.

Верьте в материал

Вы можете спросить «а был ли мой комикс про Айсмена хоть сколь-нибудь хорошим или я просто ною?». Поверьте, я сам задавался таким вопросом. С самого начала, мой редактор уверял меня, что комикс очень быстро умрёт, если будет «слишком гейским», вместе с тем подготавливая меня к быстрой отмене тайтла – ведь большинство сольных комиксов о членах Людей-Икс не живут дольше года. Абсолютно неважно, что мой комикс получил очень позитивный отзыв от New York Times (печатный материал) и что, несмотря на вскоре удалённые неадекватно критичные отзывы, комикс получил великолепные оценки на Amazon… В Marvel всё ещё относились ко мне, как к кому-то, кого стоит всячески сдерживать. А к комиксу – как к чему-то, о чём следует сильно нервничать. Знаете, как трудно удержаться от спора с публицистом, объяснявшим насколько важно было анонсировать возвращение тайтла через главную страницу Marvel? Сэр, да это же похороны. Вместо того, чтобы отвечать на критику – я вновь обратился к New York Times. С этого момента, издательство затянуло мне поводок. Все мои намерения должны были быть заранее одобрены, а все интервью – заранее проверены. И я бы понял, будь это стандартом по индустрии, но уверяю вас – ни у одного из моих белых гетеросексуальных коллег не было нужды в том, чтобы искать одобрения посетить какой-нибудь подкаст и прорекламировать там свои комиксы.

Marvel необходимо было выделить мне специального редактора, необходимо было работать с особенными PR-фирмами, нежели чем повторять утомительный цикл при котором к авторам относятся как к белым воронам, а потом непонимающе удивляются их успеху.

Дайте нам место у стола

Перед закрытием Айсмена, был случай, когда я написал тогда ещё находившемуся на своей должности Акселю Алонсо, умоляя его одобрить арку «Аве Мария» («Hail Mary arc» в оригинале – прим. GeekCity). Я объяснил, что комикс метит в новое поколение читателей, нацеленных на чтение залпом, нежели ежемесячную покупку синглов. Серии нужно было время, за которое она разгонится, доберётся до рынка и станет сильным игроком. К чести Акселя, он тепло отнёсся к этой идее и дал мне лишний месяц, но как только он покинул Marvel – издательство её отбросило. Конечно же я был прав – два сборника оказались хитом и очень солидно продались. Всё благодаря сарафанному радио и поддержке больших и маленьких ретейлеров.

Когда комикс вернулся на прилавки, никто в Marvel не спросил у меня «Как ты думаешь, что зацепило читателей?». Так же и не стали спрашивать вопрос, который задавал Аксель: «Что важно твоему сообществу?». Так что, когда я написал о том, что, как мне думалось, интересно фанатам – о человеке, пытающемся быть лучшим в мире соратников во время войны с ненавистью – редактура совершенно не поняла всей ценности.

Место у стола, часть 2: Тень, лёгшая на всё

Вся эта драма кристаллизировалась в тот момент, когда я создал дрэг-квин мутанта – сперва мутанта звали Тень (Shade), теперь Дарквейл (Darkveil). Я сказал своему редактору, что персонаж «Тень» будет важен для фанатов Людей Икс и спросил, как мы можем её прорекламировать. Он ответил: «Оставь это на интерпретацию читателям». Все в Marvel просто пожали плечами и сделали вид, будто я все два года занимаюсь саботажем у них за спиной, исключительно ради анонса с громким заголовком. Я приложил абсолютный ноль усилий для этого, не считая поста в Instagram об источнике вдохновения при создании персонажа. Конечно же, их главный публицист не может подтвердить, что все мои цитаты для материала были заранее одобренными фразами из не вышедшего интервью. К этому моменту, я уже перестал верить, что в этом месте для меня может быть какая-нибудь работа. С их стороны было предпринято столько мутных решений, мне до сих пор тяжело всё это формулировать. Однако это всё наслаивается на мой опыт работы с коррумпированным менеджером, откладывающим сроки лишь бы я работал в департаменте, находиться в котором я уже не хотел. Я написал для Дарквейл толковую биографию и после этого – ушёл.

Я прекрасно осознаю, что большая часть моих претензий описывается одной фразой «ну, это жизнь фрилансера». Также, я прекрасно осознаю, что не от цветной квир-персоны слышал шутку в духе «неважно, опрокинет тебя Marvel или нет, важно – когда». Да, это было сказано белым цисгендерным мужчиной. Я даже не думаю о вышеописанном, как о дискриминации, скорее назову это невежеством. Моё убеждение таково – если мы рассказываем истории о героях, делающих правые вещи, то и мы сами должны разделять их идеалы. Вместо этого, у меня сложилось ощущение, что я работаю не с самыми вдохновляющими и храбрыми людьми в индустрии, а с трусами и предателями.

Правда, мне очень не хочется это писать. В соответствии с месяцем Прайда – я действительно горжусь своей работой над «Iceman». Я люблю этот комикс! Плохо то, что своей публикацией я, скорее всего, уничтожу всё его позитивное наследие, которое он успел оставить. Пора прекращать захваливать самих себя и по-настоящему прислушиваться, когда в воздухе повисает вопрос: «что бы мы могли сделать лучше?».

На этом перевод оканчивается. Крайне интересное откровение от человека из индустрии. Как вы относитесь к ситуации? Пишите в комментарии.

Комментарии