От А до Б: Корпус Зеленых Фонарей от Алана Скотта до Саймона База

Не совсем краткий экскурс в историю Зеленого Фонаря до появления главного автора этого персонажа.

Зеленые Фонари — один из самых интересных столпов издательства DC. Но у персонажа была очень яркая история, которая несколько раз значительно меняла героя под реалии своего времени. В этом обновленном очерке мы очень кратко пробежимся по истории изумрудного рыцаря от момента создания до момента появления главного сценариста, который создал Зеленого Фонаря таким, каким его полюбила вся планета раз и навсегда — Джеффа Джонса.

Первый Зелёный Фонарь – Алан Скотт

На дворе 1940 год. Золотая эпоха комикс-индустрии. DC (на тот момент – издательство All-American Publications, ещё не вошедшее в состав National Comics Publications) может позволить себе без опаски издавать супергероику. До прихода Marvel под тем брендом, каким мы его знаем сейчас, остаётся 21 год. Из-под пера Стэна Ли и Джека Кирби ещё не вышла «Фантастическая Четвёрка», значительным образом перевернувшая представление о супергеройских комиксах, а комикс-антологии всё ещё в ходу и имеют большой спрос. Именно в таких условиях и предстояло появиться первому в истории издательства Зелёному Фонарю – Алану Скотту.

Не-супергеройский ориджин персонажа таков:

Художник Мартин Ноделл однажды вечером возвращался домой, по пути ожидая свой поезд. Тогда же он увидел фонарь в руках машиниста, обходившего железнодорожные пути. Зелёный отсвет фонаря в руках путевого обходчика (сигнал, значивший «всё окей») настолько крепко отпечатался в сознании Мартина, что послужил одним из главных источников вдохновения при работе над персонажем. Помимо прочих мелких повседневных мелочей, Ноделл вдохновлялся оперой «Песнь о Нибелунгах», так же известной как «Кольцо Нибелунгов». Во многом именно благодаря ей одним из главных атрибутов персонажа стало магическое кольцо, а не какой-либо ещё предмет гардероба. Показав свои наброски редактору Шелдону Майеру и получив себе в пару сценариста Билла Фингера, Мартин Ноделл приступил к непосредственной реализации своих идей.

На страницах All-American Comics #16 была рассказана история происхождения первого Зелёного Фонаря:

Больше тысячи лет назад на Землю в районе Китая упал магический зелёный метеорит. Голос, исходивший от него, предрёк три важных события, связанных с судьбой самого метеорита: в первый раз – случится смерть, во второй – излечение, а в третий раз – будет дарована сила. Человек, что выковал из космической руды лампу – был убит. Спустя тысячелетие эта лампа попадает в руки к пациенту психиатрической лечебницы и к тому возвращаются здравомыслие и рассудок. Излечившийся мужчина перековал лампу в современный (на тот момент) путеводный фонарь, а тот, впоследствие, попалв руки к инженеру Алану Скотту и спасёт ему жизнь. А заодно научил куче разных трюков вроде полёта, неосязаемости (возможность проходить сквозь твёрдую материю), наложению паралича, ослеплению и гипнотизированию людей, чтению мыслей, умению создавать лучи энергии и различные конструкции, защите от воздействий металла (пуль, мечей), а т.д. В том числе – возможность путешествовать во времени. Как? Ответ один — магия! Были ли у этого, казалось бы, всемогущего героя слабости? Разумеется: он был уязвим к дереву. Почему? Ответ один — магия!

Дебютировав в качестве одной из множества историй внутри комикс-антологии, Зелёный Фонарь очень скоро стал достаточно популярным, чтобы обзавестись собственным именным онгоингом, который так и назывался – «Green Lantern». Знаковый статус Алана Скотта обеспечен не только его позицией “первого Зелёного Фонаря”, но и тем фактом, что он является одним из основателей Сообщества Справедливости Америки — одной из первых супергеройских команд в истории комиксов.

Также именно персонажу Алана Скотта (хотя, на самом деле, сценаристу серии – Альфреду Бестеру) принадлежит культовая клятва, прочно ассоциирующийся с Зелёным Фонарём:

In brightest day, in blackest night, no evil shall escape my sight. Let those who worship evil’s might, beware my power: Green Lantern’s light!

«

Однако к концу 40-х годов интерес публики к супергероям начал угасать, и популярность многих персонажей стремительно пошла под откос. «Green Lantern» закончился на 38 номере, а ярким показателем того, что комикс не снискал большой любви у аудитории является следующий факт: вместо титульного героя на обложке нередко красовался его сайдкик. Пикантности ситуации добавляет природа персонажа — сайдкиком Зелёного Фонаря была собака! Алан Скотт впоследствии ещё посетит комиксы DC, но на данном этапе история его сольных похождений подходит к концу.

Зелёный Фонарь – Хэл Джордан

Середина 50-х годов ознаменовалась важным событием для комикс-индустрии – в рамках антологии Showcase, а конкретно — в четвёртом номере, была предпринята попытка оживить и модернизировать одного из старых супергероев DC. Новый Флэш оказался настолько удачной находкой, что с его появления в 1956 году и берёт своё начало так называемый «Серебряный век». А заодно и вновь начала набирать силу тенденция на супергеройские комиксы: три года спустя редактор Джулиус Шварц, с чьей подачи и появился Барри Аллен, решил вернуть из лимба ещё и Зелёного Фонаря, также обновив его образ, создав совершенно нового персонажа. В этот раз – без магии!

Новая итерация Зелёного Фонаря – военный пилот по имени Хэл Джордан, которому повезло оказаться на месте крушения космического корабля, принадлежавшего члену галактической полиции, известной как Корпус Зелёных Фонарей. Умирающий пришелец передал землянину своё высокотехнологичное кольцо под предлогом того, что тот обладал достаточным количеством “силы воли”. Тем самым на Хэла Джордана свалились обязательства по охране закона и порядке в уголке космоса под названием «Сектор 2814». Обычные издержки вступления в ряды «космической полиции»!

Несмотря на технологическую природу сил нового Зелёного Фонаря – от магии его способности отличались слабо. Формально он мог делать всё, что и Алан Скотт, но с одним условием – приложить волевое усилие. Если Фонарь «Золотой эпохи» боялся дерева, то его замена была уязвима к жёлтому цвету: функционал кольца не мог воздействовать на любой объект или живое существо, содержащее в себе преобладающую жёлтую пигментацию.

Социальная жизнь протагониста играла важную роль в истории персонажа: возлюбленная Хэла Джордана — Кэрол Феррис была влюблена в Зелёного Фонаря, долгое время так и не подозревая кто скрывается за маской. Это позволило авторам неоднократно закручивать любовный треугольник между главным героем, его любовным интересом, а также его альтер-эго. Пикантности добавляло и то, что роман, по сути, был служебным, ведь Кэролл владеет компанией, на которую работает Джордан. А уж о её похождениях в качестве злодейки с именем Звёздный Сапфир и вовсе говорить не приходится — история этого внутреннего конфликта долгая и многострадальная.

Новый герой и его собратья по оружию, придуманные Джоном Брумом и проиллюстрированные Джилом Кейном, весьма быстро стали важной частью вселенной DC. Равно как и Стражи Вселенной — фигуры, стоящие за Корпусом и направляющие его ресурсы во имя великого блага и спокойствия во вселенной. В целом, смена направленности и эстетики в сторону футуризма/фантастики позволила расширить спектр доступных для рассказа историй, ведь где только не побывал Хэл Джордан за годы геройства: и в космосе повоевал, и гибнущие цивилизации спасал, и про Землю не забывал — помогал общественным активистам, например.

Последнее, кстати, вылилось в культовый ран Дэнни О’Нила и Нила Адамса, на серии «Green Lantern», ныне более известный как «Green Lantern/Green Arrow». В глазах мирового комикс-сообщества эта работа являлась первой «социально-осознанной» супергеройской историей. Впрочем, Зелёному Фонарю всегда везло с хорошими авторами – даже сам Алан Мур, так рьяно ненавидящий DC, успел оставить в наследие Фонарям две замечательных истории:

  1. «Mogo doesn’t socialize». История о Мого – разумной планете, входящей в Корпус Зелёных Фонарей и о том, почему же эта планета так любит уединение.
  2. «Tygers». История, раскрывающие настоящие причины по которым Абин Сур (пришелец, передавший кольцо Джордану) пользовался космическим кораблём, несмотря на то, что кольцо позволяло свободно путешествовать по космосу и без его помощи. Позднее содержание этой истории практически дословно подхватит Джефф Джонс, когда будет писать свой эпик о Зелёных Фонарях.

Впоследствии тайтл будут писать ещё множество таких замечательных авторов. Всех не перечислить, но как минимум парочку указать стоит:

  • Лен Уин вернул Хэла Джордана из его космического изгнания и заодно наконец-то свёл героя с Кэрол Феррис.
  • Стив Энглхарт перенёс штаб Корпуса на Землю из-за чего Фонари серьёзно поцапались с Советским Союзом и заодно расширил предысторию, создав Мэнхантеров — предтечей Зелёных Фонарей.
  • Рона Марз, человек, что написал «Emerald Twilight» и провёл Зелёного Фонаря через 90-е, заметно изменив его статус-кво.

Зелёный Фонарь – Кайл Райнер

В этих самых 90-х дела у «Green Lantern» шли не очень хорошо – поклонники жаловались как на плохо связанные друг с другом истории, так и на качество самих сценариев. Продажи падали и издательство, поглядев на успех «Смерти Супермена» и «Падения Рыцаряt» (Knightfall), решило устроить похожую встряску и Зелёному Фонарю: Хэл Джордан отбросит личность Фонаря и станет кем-то другим, а ему на замену придёт совершенно новый персонаж. Во всяком случае — так планировалось изначально и с тем, что мы имеем сейчас это расходится весьма значительно. 

Emerald Twiligh имеет весьма противоречивую репутацию в фанатских кругах. В основном – отрицательную, ведь после того как во время событий «Смерти и Возвращения Супермена» был уничтожен родной город Хэла Джордана это сильно сказалось на психике героя. Хэл Джордан сошёл с ума и стал маниакальным убийцей, который хладнокровно избавился практически всех своих сослуживцев по Корпусу. С одной стороны — это было до боли очень мрачное и неприятное развитие событий, по-плохому отдающее “эпохой 90-х”. С другой стороны именно это событие открыло Зелёному Фонарю дорогу в новую эпоху. В эпоху, когда посреди всеобщего «экстрима» и «суровых дядек» в комиксах – главным космическим полицейским DC был чувственный и романтичный художник-комиксист.

Кайл Райнер дебютировал в Green Lantern #48. Корпус пал, Хэл Джордан стал злодеем Параллаксом, а последнее уцелевшее кольцо силы нашло своего героя в подворотнях Лос-Анджелеса. В западном комикс-сообществе нередко можно услышать расхожее мнение, что история Кайла – это своеобразная «попытка воссоздать формулу Человека-Паука для нового поколения читателей». И, в какой-то степени, с этим можно согласиться, ведь точек пересечения хватало: персонаж получил свои способности совершенно случайно, обладал весьма противоречивым (заносчивым и вздорным, но не до абсурда) характером, но при этом был достаточно добросердечным, а также — молодым, чтобы найти отклик у гораздо более широкого круга читателей. В нём было гораздо проще «найти себя» — успехи и неудачи в личной жизни (одна из неудач породила трагичный троп «девушка в холодильнике») проблемы с трудоустройством и жильём и многое-многое другое. К тому же после событий Emerald Twilight ставки многократно возросли – у Кайла не было за плечами ни большого супергеройского опыта, ни Корпуса, ни кого-нибудь, кто обучит всем премудростям бытия Фонарём и тем, как пользоваться кольцом силы. Накопившийся груз комикс-хронологии был аккуратно сброшен с плеч и позволил Кайлу дистанцироваться от приключений Хэла Джордана, а издательству — продемонстрировать образ, выгодно отличавшийся от предыдущего носителя кольца.

Естественно, новый Зелёный Фонарь не находился в вакууме и пересекался с другими персонажами вселенной – Бэтменом, Чудо-Женщиной, Суперменом, Шазамом, Флэшем. Его успело занести как в команду к Титанам, так и в легендарный ран Гранта Моррисона на Лиге Справедливости Америки

В отличие от Хэла Джордана и Барри Аллена, которые были давними и хорошими друзьями, дуэт Кайла Райнера и Уолли Уэста был не настолько хорошо слажен, что создавало отличную от ранее виданных динамику взаимоотношений двух героев. Они часто ругались друг с другом, не понимали как их предшественники вообще умудрялись уживаться и налаживать приятельское общение между собой. Иногда к ним заносило Коннора Хоука — сына Зелёной Стрелы и, по совместительству, наследника супергеройского имени Оливера Квина. Тогда дуэт превращался в трио с не менее ярким взаимодействием, замыкая “зелено-красный” треугольник.

За свои десять лет своего присутствия на страницах комикса, Кайл рос, развивался и, в конечном итоге, оказался практически перед тем же вопросом, что и Хэл Джордан, когда тот стал Параллаксом: «что делать, имея безграничную мощь и способность менять саму реальность?». В отличие от Джордана, Райнер принёс в жертву не свою человечность, а эти самые способности и помог возродить и Корпус, и Стражей Вселенной. Сам же Кайл, в конечном итоге, хоть остался Фонарём, но всерьёз обеспокоился вопросом своего места в мироздании и, на какое-то время, осел на Земле. 

Немаловажно и то, что Джордан за ту же декаду никуда не исчез и, в качестве злодея Параллакса, успел:

  • спровоцировать глобальное событие, угрожавшее вновь «пересмотреть глобальную карту мультивселенной»;
  • искупить свои грехи и пожертвовать собой, спасая Землю;
  • вследствие этого стать новым вместилищем для Спектра – сущности, являющейся воплощением божественного гнева. 

Разумеется, не ими двумя жило наследие Корпуса: в 90-е множество бывших его членов получили свои серии или появлялись в разных космо-сериях вроде Darkstars. Помимо Хэла Джордана и Кайла Раннера люди наблюдали за историей Гая Гарднера, чей дебют состоялся в далеком 1958 году в Green Lantern #59, а его авторами были Джон Брум и Джил Кейн. 

Люди полюбили этого рыжего бунтаря, который прошел свой путь от малолетнего преступника и спортсмена до космического супергероя, который даже в этом статусе не растерял свой пыл, хоть и стал выглядеть весьма необычно.

И, конечно же, нельзя не упомянуть Джона Стюарта, Зеленого Фонаря. Хоть для огромного количества поклонников первое знакомство с персонажем состоялось в рамках мультсериала «Justice League: The Animated Series», появился он из-под пера сценариста Денниса О’Нила и художника Нила Адамса в Green Lantern #87 в 1972 году. 

Детство у Джона было тяжелым — “спасибо” отцу-тирану. Отслужив в армии и отучившись на архитектора, Джон жил жизнью добропорядочного гражданина, пока не оказалось, что Хэлу Джордану срочно необходима подмога. Благодаря своим личностным качествам он оказался достоин кольца Зелёного Фонаря, но о наличии такого персонажа в своём ростере издательство вспоминало очень редко. В основном — когда Джордан по тем или иным причинам был неспособен исполнять свои обязанности. Так, например, в ране всё того же Стива Энглхарта — Хэл подал в отставку и новым “космическим полицейским” на полную ставку был избран именно Джон. Комикс уделял одинаковое внимание обоим персонажам, что увеличивало как охват аудитории, так и тематический размах.

Соратники по Корпусу считают Джона Стюарта одним из лучших конструкторов из-за его знаний архитектуры — они не раз и не два спасали положение в казалось бы безвыходных ситуациях, а армейская муштра позволяла ему принимать решения, на которые многие и не отважились бы. 

Однако иногда эта уверенность выходила Джону боком: одним из важнейших моментов в жизни персонажа запечатлён в комиксе Космическая Одиссея (Cosmic Odyssey) Джима Старлина и Майка Миньолы. В ходе сюжета из-за поспешности Стюарта была уничтожена целая планета, вследствие чего Стюарт был сломлен и едва не покончил с собой. Однако благодаря марсианской обратной психологии Джон выкарабкался и всю жизнь посвятил тому, чтобы впредь не допустить подобной ошибки. 

И он в этом не просто преуспел, но даже дослужил до звания главного командира всего Корпуса Зелёных Фонарей. Достойный карьерный рост!

Зелёные Фонари – Саймон Баз и Джессика Круз

Джефф Джонс за свою немалую карьеру написал огромное количество культовых комиксов — от JSA до Green Lantern. И хотя его произведения окружал некоторый ореол противоречивости (тот же Doomsday Clock — сиквел “Хранителей” был принят крайне неоднозначно), они имели широкий отклик у читателей и так или иначе обогащали вселенную DC. В начале 2011, когда комиксы издательства проходили через тяжелый этап глобального перезапуска, Зелёных Фонарей это затронуло меньше всего. В частности, потому что одним из архитекторов перезапуска как раз стал сам Джефф Джонс, что давало ему некоторые особенные привилегии. Так, например, его комиксы про Фонарей напрямую продолжали сюжетные линии, начатые ещё до перезапуска и переход от одной эпохи к другой получился практически бесшовным — изменился разве что дизайн некоторых персонажей, да их предыстории, которые своевременно объяснялись как новому, так и старому читателю.

Однако нас интересует не целостность истории, и даже не такие очевидные изменения истории Корпуса, как возникновение сразу кучи цветных Корпусов — союзников, противников и других “диких карт”, а два новых персонажа, которых Джонс добавил к пантеону Зелёных Фонарей: Саймон База и Джессика Круз.

Саймон Баз — молодой парень, живущий Мичигане, который постоянно попадает в какие-либо передряги: то в уличных гонках поучаствует, то во всяком мелком хулиганстве бывает замечен. Во время одной из гонок его шурин получает травму, что добавляет персонажу личной драмы. Однажды, украв машину, которая на проверку оказывается заминированной, Саймон привлекает к себе внимание властей, считающих его террористом — не в меньшей степени на почве того, что он является мусульманином. 

Однако вместо столько очевидного исхода как тюрьма — его ждёт кольцо Зелёного Фонаря и место в свежесобранной Лиге Справедливости Америки, тайно управляемую Амандой Уоллер. Так как Джордан некоторое время назад решает покинуть Лигу Справедливости (не тоже самое, что ЛСА) Земля осталась без Фонаря, а посему Баз становится временной ему заменой. Его первые шаги можно пронаблюдать в комиксе Justice League of America 2013 года.

От многих других Фонарей его отличало использование огнестрельного оружия, даже в условиях наличия такого могущественного артефакта, как кольцо силы. Из-за чего, кстати, у него по очевидным причинам возникали проблемы с Бэтменом.

Джессика Круз же связана с совершенно другим событием, также написанным Джеффом Джонсом — Войной Дарксайда (Darkseid War). Ситуация осложняется ещё и тем, что Джонс до этого вёл большой нарратив, в котором одно большое событие (Война Троицы — Извечное Зло — Война Дарксайда) перетекало в другое, соответственно события предыдущего оказывали влияние на последующее. Так получилось и здесь: во время событий Извечного Зла на Землю напал Преступный Синдикат с Земли-3 — своего рода “зеркальная/злая версия Лиги Справедливости”. Одним из членов Синдката был персонаж Кольцо Силы (Power Ring), суть которого была в полной противоположности Зелёному Фонарю: если Фонарь управлял кольцом с помощью силы воли, то его противоположность — это живое кольцо, управляющее своим носителем через страх и трусость. 

После того, как Синдикат был побеждён, а носитель кольца с Земли-3 был повержен — кольцо нашло “самого трусливого и забитого человека поблизости”, которым и оказалась Джессика Круз. Она страдает тяжелой формой тревожного расстройства: изо дня в день ей не то, что сложно выйти из дома, а просто встать с кровати. Всё дело в том, что Джессика стала свидетелем жестокого убийства своих друзей, из-за чего та на целых три года заперлась у себя в квартире. Лига Справедливости в лице Хэла Джордана пыталась помочь новому носителю пересилить проклятое кольцо. Лишь пройдя через Войну Дарксайда она частично преодола свои фобии, Джессика стала достойна настоящего изумрудного кольца, став ещё одним Зелёным Фонарём, закреплённым за Землёй.

Рассказать сразу про обоих персонажей было важно, потому что на их совместном дуэте впоследствие строился комикс Green Lanterns, в рамках которого персонажи и получили наибольшее развитие. Вынужденные работать сообща, новые земные Фонари обучились взаимопониманию, доверию, а также работе в команде. Саймон наконец-то обуздал свою непокорную натуру и стал более уравновешенным персонажем, наладив общение с семьёй и отказавшись от огнестрельного оружия. Джессика же преодолела свои тревожные состояния, найдя в себе достаточную храбрость и отвагу, чтобы сделать важные шаги в сторону социализации. 

Мир Зелёных Фонарей стал настолько комплексным не в одночасье — это всё следствие многолетней работы величайжего множества талантливых и именитых авторов, пробовавших себя на просторах комикса. Изумрудный Рыцарь прошёл долгий путь от одиночки с магическим кольцом до космического полицейского, бороздящего просторы практически безграничного космоса. 

Работа над расширением мифологии персонажа продолжается и по сей день: Грант Моррисон — знаменитый шотландский писатель, известный практически каждому читателю комиксов —  в данный момент пишет комикс, который делает упор именно на полицейскую составляющую персонажа. Внедряет в повествование элементы полицейского процедурала, а также сцены и тропы, присущие именно этому жанру. Допросы, “налёты на криминальные ячейки”, сцены в духе “он первый оказал сопротивление” и прочим подобным.

Размах, присущий комиксам о Зелёном Фонаре, с лёгкостью позволит читателю фантастики найти ту историю и того персонажа, которые будет ему близки и понятны. Если же вас смущает языковой барьер, то издательский дом «Азбука» уже спешит на помощь – начало рана Джеффа Джонса (удобная точка входа во вселенную) уже было выпущено в книгах «Зелёный Фонарь: Возрождение», «Зелёный Фонарь: Тайное происхождение» и «Зелёный Фонарь: Ничего не бойся» и «Корпус Зелёных Фонарей: Перезарядка». Последние вышли одной книгой, мы даже писали о ней.

А «Зелёный Фонарь: Тайное происхождение» вы можете прямо сейчас прочесть СОВЕРШЕННО БЕСПЛАТНО в рамках «Месяца Супергероев» от издательства «Азбука». Вперед по ссылке за бесплатными комиксами.

А какой Зелёный Фонарь наиболее близок вам? Какие сюжеты — одни из любимейших? Смело ждём ваши ответы в комментариях.

You might also like
Comments