Обзор комикса «Провиденс»

Алан Мур и Лавкрафт. Что могло из этого выйти?

Алан Мур — автор с большой буквы. Мало кто из комиксистов не просто удостаивался такого обильного внимания, но и внёс значимый вклад в индустрию, после котороого она уже “никогда не станет прежней. Разумеется, у читателей комиксов Мур в первую очередь ассоциируется с “Хранителями”, исторический след которых тянется до сих пор, оказывая большое влияние на поп-культуру.

А знаете, чьё творчество также оставило серьёзный след в литературе, породив немыслимое количество последователей, и прочно укрепилось в массовой культуре? Говарда Филлипса Лавкрафта. Ктулху, Р’льех, Шуб-Ниггурат, Дагон, “Тень над Инссмутом” и в конце-концов “Зов Ктулху”. Не только настолка, но и несколько видеоигр по мотивам. И это не говоря уже об общих мотивах, так или иначе мелькающих то тут, то там.

В каком-то смысле, “Провиденс” — своего рода “большой литературный кроссовер”, которого никто не ждал, который никто не заслужил, но тем не менее он существует и нужен индустрии как человеку воздух.

По сути — это дотошное исследование феномена Говарда Филлипса Лавкрафта. Дотошный портрет эпохи, культуры, а также глубинки США начала 20 века со всеми её причудами, странностями и тайнами, наполненные как осязаемыми страхами, так и эфемерными. По форме — комикс о том, как журналист Ричард Блэк путешествует по Новой Англии и воочию наблюдает изнанку повседневной жизни, а после записывает всё в свой дневник в надежде когда-нибудь написать Большой Роман™. И комикс, и проза — и всё под одной обложкой!

Этот дневник, как и различные дополнительные материалы в “Хранителях” Алана Мура и Дэйва Гиббонса, сопровождает финал каждого из выпусков комикса, то углубляя портрет протагониста, то давая необходимый контекст эпохи. В оригинальном издании комикса текст дневника был рукописным из-за чего его чтение превращалось в довольно тяжёлый и трудоёмкий процесс. Русскоязычное издание сохранило этот аспект “Провиденса” и вполне справилось с этим, не так сильно нагружая читателя разборчивостью текста. Единственное, что оно не исправило — да и попросту не могло — количества этих самых дополнительных материалов.

Всё-таки, в отличие от “Хранителей”, “Провиденс” требует от читателя гораздо большей инвестиции своего внимания, усидчивости, времени и знаний: как минимум было бы неплохо знать произведения Лавкрафта и его последователей, а также примерно быть знакомым с эпохой, в которую происходят события комикса. Алан Мур разворошил неподъёмный пласт знаний о всём, что окружало Лавкрафта во время его писательской карьеры и о том, что эта самая карьера породила. И, как это полагается, Мур с читателем не церемонится, поэтому ситуация “голова распухла от прочитанного” — вовсе не что-то из рук вон выходящее. Особенно, если за чтение комикса сядет человек неподготовленный.

К счастью, русскоязычное издание комикса старается облегчить понимание: под твёрдым переплётом хранится более 40 страниц с примечаниями к комиксу. Большая их часть — перевод аннотаций с factsprovidence.wordpress.com, о чём с абсолютной честностью сообщается в самом начале блока с примечаниями. “Провиденс” настолько плотно уходит корнями в подлинную историю начала 20 века, что такое факультативное чтение оказывается не только не лишним для более полного понимания комикса, но и само по себе несёт довольно обильную образовательную функцию.

Единственное, с чем комикс справляется неоднозначно (и скорее слегка склоняясь в отрицательную сторону) — это с самой фигурой Лавкрафта как персоной. Несмотря то, что протагонист и читатель проводит с Говардом достаточно немало времени — дольше разве что с Ричардом Блэком по вполне очевидным причинам — закрыть комикс с чётким пониманием “что за человек такой этот Лавкрафт” весьма сложно. Многие моменты его биографии отражены довольно чётко и достоверно, но его способ общения и прочие маннеризмы интерпретированы Муром на основе писем Лавкрафта, скорее всего не совсем корректно отражающих повседневный образ писателя.

Скромно приютившаяся в углу обложки плашка “18+” здесь расположена не просто так — и дело даже не в том, что “Провиденс” сильно опирается на произведения человека, известного своей жутью. И даже не в том, что протагонист комикса “больше сохнет по юношам”. Инцест, насилие (в том числе и сексуальное), графическое отображение прочих естественных и не очень процессов — всё это Джейсен Берроуз изображает хоть и не в экстремальной форме, но достаточно неприкрыто и наглядно, чтобы от комикса порой становилось по-настоящему неуютно.

Единственным фактором, способным остановить читателя, интересующегося темой комикса, является лишь один скромный факт: “Провиденс” это завершающая часть трилогии, состоящая из “Двора” и “Неономикона”. Для более полного понимания картины было бы неплохо с ними ознакомиться, но на русском языке они официально ещё не выходили. К счастью, “Провиденс” — произведение достаточно автономное и сводит всё в единый нарратив лишь в своеобразном эпилоге: в последних двух главах, завершающих общую для всех трёх комиксов историю. К тому же, примечания стараются исправить и этот момент, кратко пересказывая содержание двух других комиксов из вышеописанной трилогии.

Другим же фактором (и куда более серьёзным), который способен остановить уже любого читателя, является то, что в русскоязычном издании этого произведения “поехала” нумерация страниц. Всё из-за пропущенной страницы с цитатой, которыми заканчивается каждый выпуск комикса. И судя по комментарию переводчика (ищите в этом обсуждении)- тут вина лежит не столько на fanzon, сколько на макете, который выслал Avatar Press. Несмотря на то, что больших проблем из-за этого не возникает, а структура комикса по швам не трещит (хотя и теряются так называемые page-turn reveals) — остаётся неприятный осадочек. Как минимум полиптих в 12 номере (см. картинки выше) выглядит не настолько впечатляюще, а это в свою очередь несколько умаляет эстетический аспект комикса, ведь таких полиптихов больше одного.

“Провиденс” — это великий комикс, который мог написать только мастер своего дела, находящийся на своём творческом пике. Правда, за этим следует ряд важных “но”: он очень нишевый, требует к невероятных усилий и огромной отдачи от читателя, поэтому сказать будто он рекомендован всем без исключения — выходит с большим трудом. Однако комикс соответствующе вознаграждает заинтересованного читателя за этот самый труд, терпение и внимательность. И тем не менее, с “Провиденс” так или иначе стоит ознакомиться даже людям, знакомым с Лавкрафтом на расстоянии. Просто чтобы понять, какими могут быть комиксы, если относиться к ним как к искусству.

Возможно Вам понравится
Комментарии