Комиксы Недели #133 15 — 21 Декабря 2019

Последние комиксы недели в году — жирно и вкусно.

Dark Knight Returns: The Golden Child #1

Евгений Степин

Возможно вы не в курсе, но происходящие в Гонконге события оказывают такое внушительное влияние на культурные и политические процессы в нашем мире, что их эхо докатилось даже до комикс-индустрии. Которая (не смотря на то, что её работники отчаянно пытаются убедить себя и окружающих в обратном) обычно предпочитает сидеть в тёмном чулане, куда не проникают лучи солнца, и тихо, в одиночестве, рассуждать на отвлечённые от реальности темы. Промо-изображение для «Золотого Ребёнка» было раскритиковано китайскими интернет-пользователями, которые увидели в нём скрытую поддержку гонконгских протестов. После чего DC и WB, как настоящие супергерои, стоящие за правду и справедливость, удалили его отовсюду, откуда только можно было удалить. Большинство увидело в этом не только трусость последних, но и неприкрытую глупость китайских лоялистов, занимающихся конспирологией, казалось бы, на пустом месте.

Но вот, чем замечателен Фрэнк Миллер – он не стесняется говорить то, что думает, когда он это действительно думает. Умнее узкоглазые лизоблюды от этого не стали, однако в этот раз они действительно смогли нащупать то второе дно, которое так старательно пыталась спрятать рекламная кампания комикса. «The Golden Child» – целиком про политику. Это, наверно, самый политизированный комикс за последние несколько лет. При этом – не смотря на градус этой политизированности, это не тот тип «социально-осознанного» комикса, к которому мы привыкли за прошедшее время. Проще говоря – это не пропаганда или попытка прорекламировать конкретный цвет политического спектра. Новый «DKR» – политическая сатира. При этом – сатира умная и талантливая, месседж которой не сводится к высмеиванию конкретной личности или идеологии. В «Золотом Ребёнке» Миллер нещадно лупит своим цинизмом, нонконформизмом и, чего уж там, старческим маразмом вообще по всем акторам в сформировавшемся политическом климате, в итоге делая весьма цельное и прямолинейное высказывание.

Вкратце, его суть такова: нет такой вещи, как «аполитичность». Особенно когда речь заходит о насилии. В особенности, когда речь заходит о насилии, применяемом в обход монополии государства на насилие (агрессивный активизм, или супергеройство, например). Что есть, так это три стороны политического конфликта. Первая – люди, стоящие на стороне режима, существующего в стране/городе/ещё где-то (банда раскрашенных). Эти ребята в принципе неспособны думать своей головой, а потому выбирают человека, который будет делать это за них. И ни за что не хотят, чтобы его меняли. Ведь выборы – процесс совершения обдуманного решения. Что характерно – зачастую представлять подобных идиотов может согласиться только манипулятивный, мерзкий клоун (Джокер).

Противостоят этим ребятам агрессивные, заносчивые, неадекватные «борцуны за свободу» (Кэрри Келли, супер-дети и их команда). Эти вроде хотят воевать за правое дело, но по натуре жестоки, мизантропичны, полны злобы и ненависти, не особо дальновидны и не чураются применять методы противника для борьбы с ним. И, наконец, есть третья сторона – «аполитичные» (статисты в больнице и на улицах). Эти просто сидят тихо и согласны на что угодно, лишь бы их не трогали. Поэтому на их мнения, желания и нужды всем абсолютно плевать, и за людей их особо не считают.

И вся, абсолютно вся эта сложившаяся система – на самом деле ни черта не значит. Она – лишь повод стравить шушеру между собой для людей (но конкретных ли людей?) стоящих позади всех клоунов, борцунов и статистов. А пока чернь рвёт друг другу глотки – они, никем не замеченные, достигнут своей собственной, намного более глобальной цели, чем эта чернь способна представить. Именно последним, и только им одним, выгодна вся эта грызня. Darkseid is.

Миллер, как действительно хороший писатель, даже предлагает свой вариант того, как эту систему можно сломать пополам. Но о нём вы уж в комиксе прочитайте. С моей стороны было бы просто преступлением пересказать всё содержание – ведь тогда вы не откроете книгу и не полюбуетесь на абсолютно фантастическую работу Рафаэля Грампы. У меня были сомнения касательно его способности хорошо отрисовать такой объёмный ваншот, однако все они испарились, стоило открыть первую страницу. Смешение намеренно карикатурного стиля с большим количеством масштабного супергеройского экшена превратило «Золотого Ребёнка» в некое политическое аниме, где комментарии автора идут рука об руку со сценами из финала «Акиры». Положа руку на сердце – ничего более впечатляющего визуально я в этом году не видел.

Уже сейчас «The Golden Child» собрал массу негативной критики от прочитавших его людей (и от не прочитавших тоже). Чего большинство не понимает – этот комикс не задуман как что-то, что должно нравиться в привычном смысле этого слова. Это не развлекательное вечернее чтиво, где приключения и сюжетные перипетии стоят во главе угла. «Золотой Ребёнок» – очень едкий, дерзкий и прямолинейный комментарий конкретного автора по поводу мира, где мы вынуждены существовать, в который вдохнул жизнь потрясающе талантливый, но ужасно нетипичный художник. Вы можете соглашаться с мнением Миллера, или попытаться поспорить. Отнестись к нему серьёзно, или старательно высмеивать. Покупать, или не покупать. Всё это для него не важно. Важно ему, как и любому настоящему творцу, лишь одно – быть услышанным. Даже если во всём остальном успеха он не достигнет. Сколько авторов сегодня могут себе такое позволить? Два? Три? Что же, Фрэнк – точно один из них. И это замечательно.

Batman — Superman #4 

Антон Бордуков

От всей инициативы “Года Злодеев” разит тухлятинкой. И если ваншоты ещё терпимы, (хотя абсолютно не нужны) то на онгоинги не обращать внимание уже не получается — “заражение” добралось до них и наплодило метастазы. Темп историй заметно снизился, повествование рухнуло в дыру, а новые арки — в лучшем случае нечто невразумительное. 

Единственный, кому повезло органично и не стыдно вписаться в этот кошмар — Вендитти со своим Hawkman. Появление сравнительно “новой” злой версии этого персонажа отлично перекликается с темой онгоинга — прошлыми жизнями Картера Холла, частью которых и является “Небесный Тиран” с Земли-3. На этом разговор о хорошем заканчивается и начинается Джош Уильямсон.

Одно дело, когда ход онгоинга “прерывается” на ивенты — тоже плохо, но откуда растут ноги вполне понятно. Другое дело, когда запускается тайтл (который читатели довольно давно не видели и у которого была хорошая репутация), целиком продающий себя как прямой тай-ин к ивенту. Даже у плохих или средних ивентов бывают хорошие тай-ины. К сожалению, “ивентный ран Скотта Снайдера и компании” на Лиге Справедливости породил такой тайтл как Batman — Superman. 

Можно искать точечные недостатки, можно говорить о сценарных проблемах или о том что Маркез не спасает этот комикс, но я этого делать не буду. Потому что есть проблемы, затмевающие собой все остальные. И главный “грех” Batman — Superman состоит в том, что это не комикс с историей, а комикс с тизером истории. Вместо сюжетных битов тут фансервис (например “бэт-кролик” тех времён, когда Снайдер писал Бэт-Гордона или “помните Оулмена?”), а вместо характеров — одномерные ванлйанеры и примитивные образы. “Бэтмен — это тот который хмурый и у которого всегда есть план, а Супермен — это тот, который никогда не теряет надежду”. До зубного скрежета скучно.

Batman — Superman — это раздутая и пустая прелюдия к Hell Arisen Джеймса Тайниона IV, в котором Бэтмен Который Смеётся соберёт свою “Тайную Шестёрку искорёженных супергероев” и пойдёт войной на Апекс Лекса. В двух словах — пустое место.

Superman #18

Евгений Степин

Я чётко помню тот момент, когда у меня в голове окончательно сложился цельный образ Супермена. Это было во время просмотра одной из серий «Superman: The Animated Series», которую я по сей день считаю своей любимой – «The Late Mr. Kent». Не вдаваясь в детали, в ней на Кларка Кента совершают покушение, которое тот ну никак не мог пережить, хоть и по понятным причинам сделал это. Главный герой больше не может ходить на работу, жить в своей квартире, встречаться со своими друзьями – ведь официально он уже труп. Во время разговора об этом, Джонатан Кент спокойно делает замечание: «Всё в порядке, ты жив – просто больше не можешь быть Кларком!». На что получает ответ, граничащий с паническим криком: «Папа, я и есть Кларк!».

Я думаю, вы понимаете, к чему я веду. У Супермена, в жизни не видевшего Криптон вживую и не слышавшего про его существование практически до совершеннолетия, выросшего на ферме среди друзей и семьи – не может быть какой-то другой личности, кроме Кларка Кента. Ей банально неоткуда взяться. За исключением нужды скрывать способности и желание встретиться с опасностью лицом к лицу – Кларк представляет собой именно то, чем является персонаж на самом деле. Его нельзя просто «убрать». Судя по реакции на этот выпуск в интернете – эту же точку зрения разделяет большинство людей по всему миру.

Именно за мнимое «уничтожение Кларка Кента» многие поносят ключевой выпуск рана Брайана Бендиса на чём свет стоит. Однако проблема здесь, скорее всего, совсем не в «уничтожении». Бендис, не смотря на хорошие полтора года, всё ещё не может отмыться от того, что им предшествовало. Читатели просто не могут осознать, как это вообще – довериться Брайану Майклу Бендису. А потому ищут подвох в каждом серьёзном его начинании. Даже если подвоха нет. Даже если прямым текстом говорится, что герой не отказывается от одной из своих жизней, а пытается синтезировать из них что-то новое. Даже если несколько страниц отведены под пояснение желания раскрыть такой важный секрет. Даже если проблему автор сводит к самому секрету, а не к ненужности того, что он призван охранять. Даже если всем известно, что коренные изменения в комиксах редко переживают ран тех людей, что их совершили.

Немногочисленные объективные проблемы выпуска заключаются совсем в другом. Тема с раскрытием тайны для Джимми была гораздо лучше показана Джеффом Джонсом. Обилие радостных реакций на откровение, вместо очевидного смятения и шока, совсем не кажется реалистичным. Бендис наконец-то осмелел достаточно, чтобы начать игнорировать изменения других авторов, подгоняя вселенную под себя. Иными словами – далеко не всё так гладко, как хотелось бы. Тем не менее – Брайан, вместе с Иваном Рейсом, продолжает держать планку качества как минимум этого тайтла, не роняя её даже в такой сложный момент. Посмотрим, что ждёт нас дальше.

Young Justice #11

Антон Бордуков

Иногда мне кажется, что я понимаю Бендиса — а потом открываю… ну, что угодно, что не является его Суперменом и Batman Universe. Ничего я в итоге не понимаю.

Хорошо, вот командует теперь Брайан Майкл ВСЕМИ Супербоями вселенной DC. Наверное может как-то справиться с тем, чтобы они сосуществовали и друг другу не мешали. Да и проблемы такой не стоит — Джон улетел к Легиону Супергероев в будущее, “настоящее” свободно. Нет же, после невообразимо душной и заунывной арки с прыжками по мультивселенной (которая походу нужна была исключительно для трансформации супергероя Тима Дрейка в супергероя… Дрейка) надо было зашвырнуть Супербоя обратно, поделив на ноль весь его путь домой.

Почему? С какой целью? Чтобы вновь провести целую арку в Мире Самоцветов?

Бендис изображает бурную деятельность, но по факту — просто топчется на месте, и лично у меня уже нет терпения за этим наблюдать. Скучно, сумбурно и не то, чтобы интрига умело удерживает внимание.

Deathstroke #50

Евгений Степин

Вы наверно успели заметить тенденцию, что мы с Антоном постоянно хвалили «Дэфстроука» и его автора, но никогда особо не рассказывали, почему и за что. Причина очень проста – этот ран был слишком хорош. Хорош настолько, что про него и сказать ничего не получается, кроме как «это очень круто, сейчас же идите читать». Эту крутость тяжело уместить в какие-то слова или предложения. Это какая-то инстинктивная, естественная степень крутизны, которой Слэйд Уилсон и Кристофер Прист разбрасываются так легко и в таких количествах, что дух захватывает. То есть – разбрасывались. Пятидесятый номер – финал не только рана, но и всего онгоинга. Получается подбирать у нас слова или нет – игнорировать такое было бы просто кощунственно. Так что, напоследок, давайте обсудим – как оно было, в эти прошедшие три года.

Во-первых – это было очень разнообразно. За пятьдесят номеров главный злодей успел встретиться с самыми невероятными противниками и побывать в самых удивительных местах. Начав с достаточно обыденных устранений злых диктаторов, будничных стычек с супергероями и попаданий в тюрьмы, Уилсон плавно перешёл к войне со своими коллегами и восстановлению отношений с детьми. Забросил карьеру наёмника и создал собственную супергеройскую команду, внеся весомый вклад в судьбу новых напарников, после чего благополучно (не совсем) расстался с ними. Сошёлся с Бэтменом в смертельном поединке, на кону в котором стояла судьба их «общего» сына. Сошёл с ума (?) и оказался в психбольнице, из которой умудрился остановить инопланетное вторжение, разрушить коварный план гениального махинатора и кое-как сбежать, в процессе став самым разыскиваемым человеком в мире. Ну и, конечно, успел умереть, пропустив восхождение своего сына до около-божественного статуса, однако успев сойтись в кровавом бою с собственным злым, невероятно опасным двойником. За три года с Дэфстроуком произошло буквально всё, что только может прийти в голову, и каждая новая часть этой истории продолжала удивлять так, как практически ни одна другая история не смогла бы.

Во-вторых – всё это было невероятно вдумчиво. Вместо того, чтобы бездумно закидывать читателей концепциями и неожиданными поворотами, Прист, прямо как его протагонист, каждый раз просчитывал свои шаги на несколько ходов вперёд. Каждая новая удивительная арка была аккуратно подготовлена в предыдущей, создавая ощущение цельного, комплексного повествования. Слэйд пару страниц разговаривает с колоритным статистом на, казалось бы, отвлечённые темы? Вся заложенная в них информация всплывёт десять выпусков спустя в самый неожиданный, но крайне важный момент, заставив вас сидеть с открытым ртом и удивляться тому, как автор сумел настолько прочно засадить эти незначительные, на первый взгляд, вещи в вашу голову, пользуясь одним лишь умением интересно выписывать диалоги. И делал он это все пятьдесят номеров.

В-третьих – это было самое увлекательное путешествие сквозь изнанку вселенной DC за последние несколько лет. Злодеи редко удостаиваются личных онгоингов, и ещё реже эти онгоинги становятся чем-то долгосрочным и реально заслуживающим внимания. Однако «Deathstroke» был именно таким. Он давал нам абсолютно уникальную возможность посмотреть на весь комиксный супергероизм не просто глазами практичного циника, но ещё и такого циника, которого принято размещать по ту сторону баррикад по отношению к типичным героям комиксов. Вместо демонстрации непосредственного злодейства, серия давала шанс понаблюдать за тем, как вообще живут люди, что их совершают, и как устроено их общество. Начиная от серых и непримечательных негодяев категории «D» и заканчивая членами Легиона Судьбы – с каждым из них мы встретились в неформальной обстановке и на каждого посмотрели глазами не доброхота-супергероя, а непредвзятым, трезвым взглядом профессионала той сферы, которая, по стечению обстоятельств, заставляет его контактировать с подобными отбросами.

Наконец – это было стабильно. Номера выходили точно в срок несколько лет подряд, и каждый из этих номеров был маленьким праздником, поднимающим планку ожиданий от следующего на пару сантиметров выше. И так – до самого финала. Нужно ли вообще говорить о том, какая это великая редкость? Ни «Superman» Питера Томаси и Патрика Глисона, ни «Batman» Тома Кинга, ни «Wonder Woman» Грега Раки не смогли приблизиться к подобным показателям.

Проще говоря – «Deathstroke» Кристофера Приста можно назвать «лучшим» сразу в нескольких категориях. Это лучший онгоинг «Rebirth». Это лучший онгоинг про суперзлодея за чёрт знает сколько лет. Это лучший комикс про Слэйда Уилсона за всё его существование. И, наконец, это, вероятно, лучший супергеройский ран, со времён завершения «Чудо-Женщины» Брайана Азарелло и Клиффа Чанга. И пусть Дэн Дидио и Джим Ли провалятся под землю, вместе со всей их шарашкиной конторой, если они не поставят человека, что написал всё это, на именной онгоинг Бэтмена. Более глупой и страшной ошибки я и представить, наверно, не могу.

Absolute Carnage #5

Антон Бордуков

В каком-то смысле это даже очень смешно и символично: “глобалка Джейсона Аарона” и “глобалка Донни Кейтса” очень сильно похожи. Ещё и вышли с небольшим промежутком друг от друга. Они точно так же рассказывают историю, пытающуюся казаться больше, чем она из себя на самом деле представляет. Обе в итоге получились ровными и очень “окейными”, но их вытягивает замечательный художник/колорист, чудесно справившийся с довольно стрессовой работой.

Формально, Absolute Carnage — это материал “на арку”, а не на глобалку с десятком тай-инов сомнительного качества и содержания (Separation Anxiety был крутым, к слову). Безусловно, как и в случае с War of the Realms, сама природа угрозы предвещает масштаб, но в обоих случаях этот масштаб получился до ироничного “локальным”. И в обоих случаях всё свелось к “битве за Нью-Йорк”, пусть и с немножечко разными условиями. 

А ещё оба события оставили после себя ощущение “слегка приоткрытой дверцы”: сюжет хоть и заканчивался довольно ясной точкой, но подразумевается, что материала для новых историй хватит с лихвой. Правда, в случае с War of the Realms “финальность” воспринималась чуть явнее из-за того, что это был очень формальный уход Аарона с Тора (забудем, что уходил он поэтапно) и передача “наследия” в руки будущему автору. 

Кейтс же ещё остаётся формировать будущее своего Венома и сразу же подкидывает тизер грядущего когда-нибудь события, поэтому может сложиться впечатление будто всё ради “Knull is coming” и затевалось. 

В свете вышеописанного, совершенно не удивительно, что именно Кейтс подхватит молот Тора после Аарона. Единственное, о чём остаётся гадать — а не надорвёт ли он свой креативный хребет, пытаясь удержать творческий контроль сразу над двумя такими (казалось бы) полярными тайтлами как “Тор” и “Веном”.

Doomsday Clock #12

Евгений Степин

Меня нередко спрашивают – почему, не смотря на все многочисленные заслуги, я никогда не считал Джеффа Джонса действительно выдающимся автором? Почему, не смотря на мою искреннюю любовь к множеству его комиксов, я не могу назвать его чем-то большим, чем просто умелым ремесленником? Ответ очень прост. Что вообще Джефф Джонс написал самостоятельно? Не воспользовался чьими-то наработками, склепав из них улучшенную и дополненную версию героя или его мира, а именно создал с нуля, вложив в работу смысл и идею, как автору положено? А ничего. Вообще. Всю свою карьеру Джефф только и делал, что брал какую-то устоявшуюся франшизу, и давал ей хорошую встряску.

И вот, за что я не люблю франшизы – они предлагают крайне удобную возможность компенсировать отсутствие осмысленной авторской изюминки фансервисом, или банальным эффектом новизны в рамках конкретного мирка. Самый свежий и наглядный пример – «Эндгейм». Всем, абсолютно всем наплевать, что вся арка и всё развитие персонажа было угроблено, когда Капитан Америка сбежал в прошлое. Ведь какое кому дело до этого, когда любимчик публики Стив наконец стал счастлив? Джефф Джонс в жизни не вылезал из этого франшизного болота, и буквально в совершенстве овладел приёмами, на подобии приведённого выше. Вспомните «Rebirth» и возвращение Уолли хотя бы. Можно ли назвать такого человека выдающимся писателем? Разве что хорошим сценаристом.

Но в случае с «Doomsday Clock» я искренне верил, что любимый мной сценарист попытается перерасти затянувшийся период игры в куклы и, если не положит игрушки в ящик, как минимум попробует играть с ними по своим, новым правилам. Главное, что мне нужно было от «Часов Судного Дня» – чтобы они были самостоятельной, авторской работой, насколько это вообще возможно, целиком раскрывающей свою задумку в этих двенадцати главах, которая была бы чем-то большим, чем очередная попытка изменить/починить статус-кво, не имеющая никакой ценности за стенками коробки с игрушками. Это, и только это, при реализации на хоть немного адекватном уровне, могло дать право «Часам» называться достойным сиквелом «Хранителей», суть которых заключалась как раз в подобном подходе. И это не просто мои хотелки. Джефф неоднократно в интервью заявлял, что именно такой полноты и содержательности он пытается добиться, заваливая все возможные дедлайны. Ну и что получилось, спустя два года?

Получился хороший супергеройский ивентик. В обычной ситуации – этого было бы предостаточно. Однако, в случае с этой серией, подобное описание звучит как оскорбление и констатация провала проекта. И если быть честным – так оно и есть. В сухом остатке – «Часы» даже близко не подошли к реализации своих амбиций. В контексте моих хвалебных отзывов на большинство прочих выпусков, такой итог наверняка вызывает искреннее непонимание. Поэтому поясню. В предыдущих одиннадцати частях Джефф коснулся множества интереснейших тем, задавал крайне необычные вопросы, пару раз буквально стоял на пороге того, чтобы, что называется, «перевернуть игру», выведя всю супергероику на абсолютно новый уровень самосознательности, граничащий с моррисоновским. Временами – степени его креативности и новаторства хотелось заслуженно рукоплескать. Но все идеи, вопросы, задумки и ухищрения гроша ломанного не стоят, если ты не способен связать их друг с другом точно таким же умным, содержательным глобальным смыслом, подытожив всё сказанное. И Джефф. в принципе, это успешно делает. Вот только клеем, удерживающим всю конструкцию от развала, стал… очередной «кризис» и глобальное изменение статуса-кво во вселенной DC. Только в этот раз во всей феерии принимали участие герои «Хранителей». Всё.

Если на секунду забыть, что Джонс сделал именно то, что я умолял его не делать, и попробовать подойти к подобному финалу с открытой душой и сердцем, то единственный более-менее ценный месседж, что можно вынести из финала «Часов», выглядит так – Супермен крутой, и нам всем стоит пытаться ему подражать. С чем, конечно, нельзя не согласиться. Или можно? Если рассматривать «Часы» как более-менее самостоятельное произведение, то становится совершенно непонятно, что такого вдохновляющего сделал Кент. Он полетал по миру, спас пару-тройку человек… а потом довёл глобальный мировой конфликт до точки кипения и развязал самую крупную войну мета-людей в истории. По сути – даже столкновение с Манхэттеном разрешилось в его пользу исключительно из-за того, что Кларк вовремя затупил. Если посмотреть на ту ситуацию, когда Доктор «обрёл бога», со стороны, то уверовать в правду и справедливость его буквально заставила фраза: «Так, ну я совсем не выкупаю, что ты пытаешься мне втереть, так что сейчас я сломаю лица вон тем ребятам, а потом уже подумаю, стоит ли ломать лицо тебе. И вообще – не стой столбом посреди дороги, а то мешаешься. Лучше бы делом занялся». То есть – всю вселенную DC спасла тупость её самого прославленного героя. Звучит, как минимум, странно.

Впрочем, примерно вот в таком ключе проходила в «Часах» работа вообще со всем персонажами. Бэтмен, Чудо-Женщина, Лекс Лютор, Джокер и все остальные мелькали на паре страниц, бросали в читателя пару запоминающихся реплик, после чего исчезали из комикса. Ни у одного участника событий я так и не смог нащупать сильной персонажной арки.

Исключением можно было бы назвать нового Роршаха, но много ли смысла в той истории, которая вернулась ровно туда же, откуда стартовала?

Быть может, конечно, я слишком плохо помню предыдущие номера, и упускаю из общей картины «Doomsday Clock» что-то очень важное, что целиком меняет всю его суть. Однако я чертовски сильно в этом сомневаюсь. Судя по тому итогу, что Джефф Джонс подвёл в двенадцатом выпуске, мы получили, мягко говоря, не так много. Это достаточно увлекательное путешествие сквозь вселенную DC, которое показывает её с разных сторон и кульминирует в одном из самых глобальных «кризисных» событий за всю историю, после которого мир, ради разнообразия, не «никогда не будет прежним», а навсегда останется точно таким же (и ещё тут есть абсолютно ненужные герои «Хранителей»). Проблема в том, что на все эти джонсовские затеи главному офису издательства уже год, как абсолютно наплевать. То есть – реального веса у «Часов» нет не то, что за стенками выдуманного супергеройского мирка, но даже и внутри этих стенок. Что с этим делать – уж сами решайте.

Ах, да – Гари Фрэнк большой молодец.

Dying is Easy #1

Степин: DC в этом месяце напрягло свои булки так сильно, что у меня совсем не осталось времени как следует поговорить о чём-то ещё, помимо их комиксов. А ведь вышло очень много годных авторских серий! Вот, например, «Dying is Easy» Джо Хилла и Мартина Симмондса. Здесь вы найдёте просто шикарные живые диалоги и подборку шуток категории «так плохо, что просто великолепно».

New Mutants #3

Бордуков: Предыдущие два выпуска может и были для кого-то “ламповым фансервисом”, но мной воспринимались как довольно раздутая и тяжеловесная история совсем уж “для своих”. Сольный номер Бриссона показался мне куда более увлекательным и лёгким на подъём.

Heartbeat #1

Степин: Это как «Неоновый Демон», только про школьниц и в виде комикса. Великолепно нарисованного комикса, надо сказать.

Infected — Deathbringer #1

Бордуков: Вы тоже “любите”, когда в комиксе без претензии на высоколобость вдруг на пустом месте возникает мета-комментарий? Особенно такой беспомощный как “хватит издеваться над моей (персонажа) историей, определитесь уже!”

20XX #1

Степин: Редкий случай, когда отсутствие цвета делает картинку только ярче. Достаточно уверенное начало и действительно интригующий авторский мир.

Criminal Macabre: The Big Bleed Out #1

Степин: Абсолютно типичный, в самом лучшем смысле этого слова, нео-нуар, с рьяными попытками автора влить в его формулу долю мистической атмосферы. Получается неплохо.

Avengers #28

Бордуков: Когда хотят “принизить” какой-то супергеройский комикс, некоторые “снобы” и мнящие себя ими любят употреблятоь слово “кейпщит”. Вот у Джейсона Аарона на Мстителях в таком контексте вполне себе “кейпщит” и получается. Должно быть фаново, но на самом деле — жвачка супергеройская.

Over The Ropes #1

Степин: Если вам (как мне, например) всегда был интересен не реслинг, а то, что творится в голове у фриков, что им занимаются – этот комикс для вас.

X-Force #3.

Бордуков: Перси затянул с формированием “Силы-Икс”. И всё же не могу не отметить, что “шарм и грубоватости, с которыми ассоциируются 90-е” здесь выглядят весьма очаровательно.

The Butcher of Paris #1

Степин: Вполне качественный комикс, в котором пытаются максимально точно пересказать реальную историю с малюсенькой капелькой художественного вымысла. Шансы на что-то интересное имеются.

Gotham City Monsters #3-4.

Бордуков: Орландо продолжает подхватывать приглянувшиеся ему старые идеи Моррисона. В этот раз он попытался создать аналог Seven Soldiers. Удачи ему, но писать настолько же интересно и увлекательно, как это делает шотландский комиксовый полубог — у Орландо пока что не выходит.

Killadelphia #1

Степин: Я и не подозревал, а это резко оказался комикс про вампиров. Вы знали, что это комикс про вампиров? Где-то вообще говорилось об этом? Это писалось в синопсисах? Я вот нигде этого не видел. Но это комикс про вампиров. Да. Читайте, если они вам интересны.

Fantastic Four #17

Бордуков: С одной стороны — понятно, почему Слотт копнул именно в “ориджин” Четвёрки: незакрытые гештальты сложно игнорировать. А вот в необходимость привносить «злобные закулисные манипуляции» для самого факта «трансформации Четвёрки а тех, кем они стали» — нет, так как это очень пошло и тривиально.

The Question: The Deaths of Vic Sage #1

Степин: Как я и предсказывал – Лемир в жизни не смог бы написать хорошего комикса про Вика Сэйджа. Для этого персонажа нужен креатив, нужна творческая жилка, нужна готовность показать что-то новое и смелое, заглянув туда, куда другие не решаются. А всё это вряд ли у тебя имеется, если ты пишешь как выпускник факультета литературоведения, или как запрограммированный им робот.

Loki #5

Бордуков: Жил бесславно и ушёл бесславно.

John Constantine: Hellblazer #1

Степин: Намного лучше предыдущего ваншота. Наперёд загадывать не буду, однако возможно, что этот перезапуск будет хотя бы читабельным.

Fantastic Four 2099 #1.

Бордуков: Концептуально классная история формата “сперва всё шло хорошо, а потом случился сюжетный поворот — и история стала леденяще жуткой”

Action Comics

Степин: Не самый худший старт, однако, учитывая обещанный масштаб и то, чем подобное обещание закончилось для «Левиафана», многого от арки я не жду.

Harley Quinn: Villain of the Year #1

Степин: Забавный и лёгкий ваншот с реально интересной идеей в основе. Хотя, конечно, результаты читательского голосования оказались до жути предсказуемыми. Тем не менее – было бы неплохо увидеть сиквел в следующем году.

Fallen Angels #3

Бордуков: Вместо тысячи слов:

Возможно Вам понравится
Комментарии