Человек-Паук Ника Спенсера. Глобальный разбор всей серии

3 668

Каким вышел ран Ника Спенсера?

Уже на протяжении года я рассказываю о современных комиксах издательства Marvel, проходясь по наиболее известным, ключевым и интересным линейкам и авторским ранам. Разумеется, в подобном ключе не удивительно, что вторым по числу упоминаний в материалах после Донни Кейтса (про серии которого уже сказано на четыре огромных материала) стал Честер Б. Себульски – нынешний главный редактор «компании чудес».

Себульски (сидит).

Человек, ранее зарекомендовавший себя и как прекрасный HR с феноменальной способностью находить таланты в самых непредсказуемых местах мира (именно Честера мы обязаны благодарить за появление в индустрии таких людей как Джонатан Хикман и Скотти Янг), и как, мягко говоря, крайне спорная личность, несколько лет скрывающаяся за выдуманной личностью «сценариста азиатского происхождения» Акиры Йошида. Однако даже несмотря на нешуточные скандалы, разразившиеся в сети после «каминг-аута» автора из Японии (Честер и правда долгое время жил в стране восходящего солнца), приход Себульски на должность одного из руководителей комикс-подразделения Marvel сулил кардинальные и, по большей части, положительные перемены.

Проще говоря, относиться к этому парню можно как угодно, но отрицать его существенный вклад в современную индустрию комиксов – по меньшей мере глупо и недальновидно. А поблагодарить стоит хотя бы за «Venom» Донни Кейтса и «Immortal Hulk» Эла Юинга.

Первым серьезным изменением в Marvel Comics при «правлении» Себульски стал так называемый «Fresh Start» – инициатива, направленная на окончательное приведение к единому знаменателю всех актуальных линеек издательства. Онгоинги-хэдлайнеры в последний, на данный момент, раз обнулили собственную нумерацию, заодно прибавив к сокращенному номеру Legacy-счет (самый близкий по формату пример – второй том «The Amazing Spider-Man» с двойной нумерацией), а авторские команды претерпели ряд серьезных изменений. В основном, котировалась банальная «рокировка» – сценаристы и художники просто меняли друг друга в пределах пары линеек.

Совсем недавно такое произошло с Халком и Веномом: нынешний том серии «Venom» пишет Эл Юинг, а «Hulk» – Донни Кейтс.

Именно здесь на сцене появляется уже пятый по счету том одной из главных серий в индустрии комиксов – «The Amazing Spider-Man» авторства Ника Спенсера. Человека, по его же словам, ответственного за «самый ненавистный сюжетный поворот в современной истории» с Капитаном Америка, переметнувшимся в «Гидру». Человека, написавшего одну из лучших комедийных серий прошлого десятилетия, «The Fix», и один из самых «душных» и откровенно занудных глобальных ивентов Marvel – «Secret Empire». И именно ему доверяют «Паучка» после Дэна Слотта, чей ран на линейке отмечается в Marvel как «самый длинный про Дружелюбного Соседа» – больше, чем у, мать вашу, Стэна Ли.

Вам не кажется, что уже только на момент анонса мы имеем дело с чересчур большим количеством переменных?

Спенсер (стоит).

Что вышло по итогу? Честно говоря, перечитав онгоинг три раза, я до сих пор окончательно не могу определиться с собственным отношением к трехлетней работе Спенсера. Пятый том ASM вышел сумбурным, крайне спорным на сценарные ходы, но местами – безумно красивым, захватывающим и, что самое главное, интересным (в отличии от, к примеру, четвертого тома).

Господь, храни отечественные мемы.

И как понятно из названия текста, хочется поговорить о десятке элементов рана Спенсера на ASM (будь то определенное сценарное решение, событие или конкретный выпуск), которые сильнее всего врезались в память нынешних читателей и впоследствии могут стать, как нам кажется, основополагающими для работы Ника в разрезе истории комиксов о Человеке-Паука.

Почему «мы»? Да просто, говоря начистоту, в одиночку такой материал, как «лонгрид про Человека-Паука», сможет вывезти только больной на голову ублюдок. Поэтому в этот раз таких будет аж двое: я и Армен Манвелян – крутой инсайдер (не благодарите за сливы по «Нет Пути Домой»), автор блога «Kingdom of Latveria» и, наверное, главный фанат Питера Паркера в моем окружении. В общем, если с кем и обсуждать Человека-Паука, то уж точно с ним.

Далее, как не трудно догадаться, пойдут существенные для восприятия серии спойлеры, поэтому возвращайтесь сюда уже после того, как прочтете комикс самостоятельно, хорошо? Вы все равно меня не послушаетесь, я знаю.

Райан Оттли

Армен Манвелян

Поговорим для начала, пожалуй, о лице рана Ника Спенсера, а именно – Райане Оттли. Художник, известный вам по работе над «Неуязвимым» Роберта Киркмана, смог вдохнуть в серию новую жизнь, пускай и задержался он на ней не так надолго, как мог бы.

В меру простой, угловатый и динамичный рисунок Райана идеально вписался в легкие, бодрые и отдающие дань уважения всей истории персонажа сюжеты Ника. При всех своих недостатках Оттли сумел грамотно и с постановкой экшена поиграться, и с «тихими» жизненными моментами. Множество его страниц, панелей и обложек хочется повесить на стену или хотя бы напечатать себе на кружку. На мой взгляд, отличный выбор на старт серии Спенсера.

#1-5 «Back to Basics»

Армен Манвелян

При поддержке Райана Ник вступил в серию с довольно-таки концептуально обычной аркой. Питер Паркер и Человек-Паук оказываются разделены в ходе стычки со злодеями в университете чудо-устройством (которое будет играть роль в истории Ника еще несколько десятков выпусков), и по ходу сюжета все больше и больше становится заметна разница между двумя личностями Питера.

Формально ничего особенного нет, но то, как Спенсер прописывает историю двух половинок героя очень радует. Сценарист не только написал забавную и наполненную безумно ярким экшеном арку, но и сумел под всем этим соусом из красок и неумолимой динамики подать читателям критику истории персонажа за, на тот момент, последние 10 лет.

Эгоистичный, «мутный», ребяческий, участвующий в любой каше, дабы поднять продажи тайтла, и попросту безответственный человек. Вот таким был Паук в то время. На то было много причин, но главной из них стал сценарист Дэн Слотт, который тотально не понимал своего персонажа или, по крайней мере, в какой-то момент перестал понимать. При всех своих отличных концепциях, дающих почву для развития героя как ни в одном другом периоде, Слотт уничтожил как центрального персонажа, сделав его инфантильным дурачком, так и частично его окружение, резко изменив их характеры, чтобы подстроить все под нужный ему сюжет.

Ник критикует данный метод написания Человека-Паука, выставляя образ такого Паучка в негативном свете и приводя некоторые неплохие сравнения уже с первого выпуска: к примеру,  сценарист сравнил продвижение «Parker Industries» за счет полученной Отто Октавиусом докторской с бездействием в отношении грабителя, что убил дядю Бена. И это работает. В обоих случаях Питер не стал ничего делать и принял ситуацию как есть, считая, что проще закрыть глаза, чем взять жизнь в свои руки и вести себя как взрослый. Это привело к очевидным последствиям, которые заставили близких Питера разочароваться в нем. Заставили самого Питера понять, насколько он был не в себе все эти годы.

Арка не идеальна, но лично мне запала в душу.

Бумеранг

Давид Пириянц

Одной из главных работ Спенсера в Marvel до прихода сценариста на серию о Капитане Роджерсе считается онгоинг «Совершенных Врагов Человека-Паука» – комедия положений про откровенно неудачливых противников Паучка. Главным героем в линейке выступил Фред Майерс aka Бумеранг – злодей третьего (или даже ниже) эшелона, который вознамерился потеснить всяких Кингпинов, Филинов и Твердолобых с постамента лидера преступного мира Нью-Йорка при помощи своей новой команды – Зловещей Шестерки, состоящей из пяти участников. Затея, как не трудно догадаться, с треском провалилась, однако оставила Майерса с некоторыми амбициями на тему.

Если вы по какой-то причине пропустили серию в момент выхода, настоятельно рекомендую догнать – благо даже сейчас в некоторых комиксшопах можно найти русские издания «Врагов», выпущенные несколько лет назад издательством «Комильфо».

Уже в прологе к своему «Пауку» Ник Спенсер возвращает Бумеранга в строй, шокируя читателей крайне неожиданным, но от того не менее приятным сюжетным поворотом: отныне Фред снимает квартиру вместе с Питером Паркером и Рэнди Робертсоном – сыном того самого Робби Робертсона из уже почившего «Daily Bugle». Разумеется, подобное «случайное» соседство по итогу выливается в целые сюжетные арки занятных и, чего уж греха таить, смешных взаимодействий между героем миллионов и бывшим злодеем-неудачником.

За почти 80 выпусков серии Фред успеет раскрыться и как редкостный говнюк, и как откровенно жадный и эгоистичный трус, и как, внезапно, настоящий герой. В течение всего онгоинга отношения между Паркером и Майерсом оставались одним из самых интересных и нетипичных элементов серии, следить за которыми было одно удовольствие.

И тем обиднее лично для меня было видеть абсолютно никчемное с точки зрения постановки самопожертвование Бумеранга и смерть от рук Морлана, которое произошло в финальном номере «Sinister War» все того же Спенсера. Честно говоря, финал рана Ника содержал такое количество шок-контента с неожиданными плот-твистами, что при первом прочтении уследить за кончиной одного из главных героев серии попросту не выходит. Данное упущение, а также расположение столь важного для жизни Паучка события в необязательном одноразовом спин-оффе оставили негативные впечатления от финала истории Майерса.

Тем не менее Бумеранг и его развитие в положительного героя однозначно запомнится читателям – не каждый день видишь, как злодей третьего (или даже ниже) эшелона превращается в одного из самых интересных персонажей крупной линейки.

Пока писал последнее предложение, вспомнил Кайтмена из рана Тома Кинга на «Бэтмене».

#16-23 «Hunted»

Давид Пириянц

Первый крупный сюжет в серии Спенсера, посвященный переродившемуся Крейвену Охотнику, его наследию (и наследникам), а также поиску себя в новом для него мире высокоразвитых технологий и победы общества потребления. Застаревшая и несколько грубая философия Крейвена претерпела серьезные изменения за последние годы, посему отныне Сергей воспринимается читателем не привычным маньяком с задетым эго, а уже вдоволь уставшим от постоянной борьбы старцем. Который, как вы уже могли догадаться, просто хочет уйти из жизни, оставив перед этом свой след в жизнях окружающих его людей. Как вы уже могли догадаться, вновь до безумия ужасающим и насильственным путем.

К слову, не так давно сел перечитывать третий том «Венома» от Майка Косты и был немного шокирован тем, как сильно, казалось бы, один и тот же персонаж различается у двух разных авторов. А это я еще до «Дэдпула» Келли Томпсон не дошел.

Проще говоря, Ник написал свою собственную «Последнюю Охоту», мастерски оперируя в ходе истории как уже знакомыми по работе ДеМаттейса сценарными тропами, так и новыми сюжетными ходами. Получилось, на удивление, свежо и динамично: несмотря на очевидные заимствование из классической «Last Hunt», Спенсеру удалось разнообразить привычное взаимодействие «Паркер-Крейвен» новыми переменными, главной из которых стал последний выживший сын Сергея.

Говоря совсем уж откровенно, данный герой, а также его отношения с отцом были моим главным «мотиватором» продолжать чтение даже в те моменты, когда, казалось бы, современная история переходит в уже знакомый скрипт ДеМаттейса.

Не стоит забывать и о Курте Коннорсе, чья линия с семьей наконец получила должное развитие после финала инициативы «The Clone Conspirasy».

Отдельного упоминания заслуживают тай-ины, «впаянные» в онгоинг и ставшие с сюжета «Hunted» постоянными элементами серии: теперь каждая крупная арка в «The Amazing Spider-Man» может (и будет) содержать по несколько «промежуточных» номеров, раскрывающих побочные линии и второстепенных персонажей.

Самым примечательным большинству читателей показался выпуск #18.HU, полностью отведенный под личную историю давнего противника Паучка – Гиббона. Крайне легкий, но вместе с тем трогательный номер, в очередной раз напоминающий, что за каждым живым существом, будь то герой или злодей, скрывается собственная история – и порой она куда сложнее, нежели классическое «с великой силой…».

Прекрасный, пускай и несколько затянутый сюжет, качественно обыгрывающий финал культовой «Охоты» и представляющий читателям нового Охотника. Как по мне, заслуживает прочтения хотя бы ради выпуска-пролога, тай-ина про Гиббона и двух финальных номеров.

#29 «Arrivals/Departures»

Армен Манвелян

В данном же пункте я хочу поговорить о целом выпуске, а именно – двадцать девятом.

История почти никак не связана с основным сюжетом и рассказывает про «очередной день из жизни Питера Паркера». Он пытается оправдать ожидания ЭмДжей, быть с ней в нужный момент, но геройская стезя не отпускает его и, как и всегда, не дает ему добиться желанного счастья в личной жизни. Раз уж так, то почему он получил целый пункт? Тут несколько причин.

Во-первых, мне очень нравится то, как Спенсер прописывает Питера и его отношения с близкими. Обыденная жизнь пары, попытки получить совета от «матери», когда ты находишься на нервах и боишься потерять вторую половинку, помощь сестре в нужный момент и жертвы, на которые приходится идти ради всего этого. Это все написано максимально живо и душевно.

Во-вторых, мне нравится крючок, закинутый в конце. Спенсер хочет вернуть Питера и ЭмДжей к статусу мужа и жены, и показывает это через самого Питера, что не смог сделать предложение ввиду обязанностей героя. Это дает надежду, что, может, однажды, как сам Питер и говорит, это случится. И мы наконец вернем лучшую парочку вселенной к тому, чего они заслуживают. Данные терзания показывают Питера как взрослого человека, готового к серьезным изменениям в жизни. Готового как никогда раньше.

В-третьих, Спенсер вставил в самом начале отсылку на лучшую историю про Мистерио, который является моим любимым злодеем вообще. Большего мне для счастья и не надо.

Вырезка из третьего номера серии «Webspinners: Tales of Spider-Man».

#50-55 «Last Remains»

Армен Манвелян

Одним из самых известных аспектов рана Спенсера для всех стал Киндред. Довольно интересный, интригующий, «демонический» злодей, нависший над жизнью Питера Паркера и подстраивавший целую плеяду событий под свой таинственный план.

Другим же запоминающимся для меня аспектом стал сам Питер Паркер – шатало его за последние годы не мало. Сначала Питер становится перспективным ученым в «Horizon», затем в его теле долгое время «жил» его архивраг с собственными планами и на будущее, потом Паркер внезапно становится главой целой корпорации имени себя, а затем собственноручно ее уничтожает и устраивается обратно в «Бьюгл». За это время Паучок потерял много близких ему людей – как буквально, так и фигурально. Это не что-то «новое» для жизни Пита – она всегда была тем еще дерьмом. Еще до «Гражданской Войны» его, не Человека-Паука, пытались убить наемники, его квартиры постоянно сжигали и взрывали, его близких убивали, а сам он был в постоянной агонии. И Питер держался – держался даже в ране Спенсера. Но у него закончились силы.

В первой крупной арке с Киндредом под названием «Last Remains» мы наблюдаем за Питером Паркером, вынужденным столкнуться со всем, что для него приготовил злодей. Все события рана, ведущие к этой истории, были крайне травмирующими и оставили большой след на психике протагониста. Сам сюжет лишь ухудшил все, сделав друзей Питера, геройствующих в его честь, жертвами главного злодея, под его контролем устраивающие тотальный хаос и разрушение в городе.

Питер, не способный больше терпеть все мучения, подкинутые жизнью, ломается, и в ходе этого, на мой скромный взгляд, мы получаем одну из самых лучших панелей в комиксах о Паучке за последние годы. Видеть заплаканного Питера в оборванном костюме с кровью и грязью на лице, просящего прекратить все страдания и дать ему умереть, просто потрясающе. Это не только вписывается в характер персонажа, но вписывается в постоянный билд-ап этого рана и дает максимально возможное от комикса удовлетворение, вызывая кучу эмоций.

Это классический аспект личности Питера, доведенный в данной сцене, по мне, до идеала: как за счет сценария Ника, так и за счет отличного рисунка Патрика Глисона.

#60 «No Exit»

Давид Пириянц

Шестидесятый выпуск серии, полностью нарисованный столь любимым в СНГ Марком Багли.

Как и в случае с «Мстителями» Джейсона Аарона, нынешний онгоинг «Удивительного Человека-Паука» регулярно уходит на «выпуск-перерыв», позволяющий читателям сделать небольшую передышку после очередного глобального ивента, шокирующего сюжета и неожиданного плот-твиста.  Одним из таких выпусков и стал шестидесятый, полностью посвященный взаимодействию Питера и ЭмДжей после событий «Last Remains» с первым раскрытием личности Киндреда.

И я искренне люблю этот выпуск за то, какой Ник Спенсер сделал актуальную Мэри Джейн Уотсон. В пятом томе девушка не просто исполняет роль манекена с припиской «любовный интерес», нет. Современная ЭмДжей то и дело стремится помочь Питеру, поддерживая его в трудную минуту и собственноручно влезая в передряги ради своего любимого. Тем не менее она прекрасно осознает, что не может (и, откровенно говоря, не хочет) игнорировать собственную жизнь, свои цели и проблемы в угоду вечного «комплекса героя» Питера, посему в течение серии героиня уезжает в поисках личных приключений с кинопроизводством и Мистерио-режиссером. 

Все это вытекает в ваншот «No Exit», в котором девушка насильно тащит Паркера в заброшенный театр, дабы тот, находясь непосредственно на сцене, высказал все обиды своему другу юности, превратившемуся в монстра. Безумно сильный поступок, заканчивающийся обещаниями ЭмДжей не уезжать из Нью-Йорка на время разбирательства с семейством Осборнов несмотря на работу над фильмом.

Премьера которого, к слову, по итогу состоялась в «Sinister War» #1.

Бесконечно приятный и трогательный выпуск, который серьезно повлиял на мое отношение к этой звездной парочке: если при Слотте мне было искренне плевать на взаимодействие Питера и Мэри (к тому же, оба временно сменили «партнеров» без зазрений совести), то в ране Спенсера любовь этих двоих друг к другу – один из главных лейтмотивов всей истории. Чуть дальше поймете.

Питер Паркер и «наказание»

Давид Пириянц

Конечно, есть огромная вероятность того, что сказанное ниже – лишь мое субъективное мнение, однако не поделиться им я не могу. Вот вы хоть раз видели, как кто-то из родителей насильственно наказывает ребенка за совершенную им провинность? Представьте, что Спенсер – это строгий отец, а Паучок – недалекий сынишка, укравший леденец из магазина.

Весь 36-ой выпуск серии, ставший финалом кроссовера с Пауком 2099-го года, посвящен смерти Паркера. Его сжигают, давят, протыкают, насилуют и перемещают во вселенную Пустоши. Казалось бы, «и такое случается, бывает» – просто автор решил «посмаковать» возможность убить главного героя миллионов десятками возможных способов.

А затем наступает черед сюжета «Last Remains», на протяжении которого Паркера сжигают, давят, протыкают, насилуют и перемещают в карманную версию Ада. Сломанную шею, оторванную голову и буквально размозжённое булыжником лицо кумира подростков я даже не беру в расчет – сами прекрасно видите.

Подобное отношение авторов к Паучку далеко не ново – вспомнить хотя бы всю вторую половину рана Слотта на «The Amazing Spider-Man», в котором Дэн недвусмысленно давал понять читателям: Паркер – неудачник, которого при возможности всегда будут шпынять все по поводу и без. Однако именно в скриптах Спенсера ощущается «особое» отношение к Питеру: сценарист не ставит перед собой задачи разрушить образ Паучка и поглумиться над ним, восхваляя одну из альтернативных вариаций героя.

Нет, Ник именно что «наказывает» Паркера за, кхм-кхм, грехи прошлого, позволяя тому прочувствовать количество допущенных за карьеру супергероя ошибок и неудач. Что по итогу выливается в достойное перерождение Человека-Паука в финальном, 74-ом выпуске «The Amazing Spider-Man»: персонаж превращается в лучшую версию себя, наконец избавляясь от весомой части негативного багажа за собой. Правда, подводя итоги рана, можно сказать: далеко не все вышло так, как задумывалось изначально.

Джей Джона Джеймсон

Армен Манвелян

И последнее, о чем я бы хотел поговорить – отношения с Джоной Джеймсоном.

Всеми известный усатый хрыч прошел через многое. Он создал Скорпиона, Убийц Пауков, Муху, нанял целый отряд спецназа, будучи мэром, чтобы остановить Паука, терял жену (дважды), отца, сына, дочь, да и «Бьюгл» в конце концов. Персонаж пережил очень многое, и, благодаря перу Чипа Здарски, наконец узнал и тайну личности Человека-Паука. Этот трогательный момент изменил отношения между Питером и Джоной навсегда. Так, что ни один автор Marvel не смог игнорировать данную перемену в жизни персонажей. И Спенсер это прекрасно понимал.

В своих сюжетах он стал делать акцент на попытках Джоны помочь Питеру как герою, и на то, каково теперь Джоне вообще жить с новым знанием – ведь помимо всего осведомленность о личности Паучка еще и большая ответственность.

Джона учится понимать своего друга и, по сути, «второго сына», в то время как сам Питер учится больше доверять Джеймсону и людям вокруг себя, чему уделены как арка с вернувшимся Фосвеллом (где помимо прочего Джона пытается не зацикливаться на ошибках прошлого), так и арка с Иностранцем и Шансом, в которой Питер принял приглашение на подкаст Джоны, заодно поговорив с ним по душам.

Питер принимает свои ошибки юности. Принимает, что не всегда должен оставлять своих близких в одиночестве из-за злодеев. Принимает, что он сам причастен к предвзятому мнению людей насчет него в роли супергероя. Все это создает очень насыщенную и, говоря честно, качественную историю о взрослении, которое никогда не заканчивается. Даже когда ты настолько же стар, как Джей Джона Джеймсон.

Киндред и ретконы Стражински

Давид Пириянц

Габриэль и Сара Озборны на протяжении трех лет скрывались за личиной «Сородича», работая на Мефисто и прикрываясь личностью почившего еще несколько десятков лет назад Гарри Осборна, перевоплотившегося в ИИ с маниакальным желанием превратить жизнь Нормана и Питера в ад.

По факту же все происходящие в ране события были связаны с королем преисподней, который увидел пророчество о том, что дитя Питера Паркера и Мэри Джейн Уотсон положит конец его правлению на Земле. Нынешний Гарри все это время был клоном, а душа оригинала продана демону самим Норманом, опять же, много лет назад.

В общем, «Sins Past» и «One More Day» окончательно были вырезаны из современного канона комиксов о Человеке-Пауке. Правда, случайно было вырезаны еще существенная часть истории Гарри и Питера из «Brand New Day», «American Son» с развитием младшего Озборна в обособленную от отца личность, а также с десяток сюжетов и событий, о которых теперь можно смело забыть. Но, по крайней мере, Джей Майкл Стражински теперь доволен: Ник Спенсер вернул культовому сценаристу то, от чего каких-то полтора десятка лет назад редакторы Marvel попытались избавиться в угоду сохранению продаж.

Тем не менее финал рана Ника Спенсера оставил еще уйму вопросов о сущности Киндредов и их связи с Мефисто, ответы на которые вряд ли мы когда-нибудь получим. Например, почему Гарри эпохи BND знает, что он клон? Или, не знаю, кто его вообще клонировал и когда? Почему его тело не подвержено классической клеточной деградации, как было с клонами Паркера, а также Сарой и Габриэлем во флэшбеках из 73-го номера актуального тома? Помнится мне, в «The Clone Conspiracy» Бену Рейли пришлось изрядно попотеть, чтобы избавиться от симптомов разложения и медленной смерти клонов.

Мем был честно украден из паблика «PanelReapers».

В таком ключе размышления о роли Мефисто в долгоиграющей истории Человека-Паука и вовсе кажутся бессмысленными. Если дитя Питера и Мэри «избранный герой» и принесет мир на Землю, победив одного из правителей ада, то почему бы не избавиться от Паучка еще в «зародыше», не дав Паркеру стать известным героем и Мстителем? Зачем нужна была многолетняя игра с простым смертным в «поддавки», которая включала в себя продажу души Гарри Норманом, последующее появление Сары и Габриэля, раскрытие личности Паука в ходе «Гражданской Войны» и продаж души так и не рожденного ребенка героев в «One More Day»? И как, в таком случае, связаны Мефисто и внезапный выкидыш Мэри Джейн в ходе второй «Саги о Клонах»?

Особенно смешно наблюдать за тем, как Мефисто держится за свой трон в «Пауке», но при этом оказывается за решеткой в ходе «Doctor Strange: Damnation» и сдает свои полномочия на несколько лет одному из своих бывших работников, Джонни Блейзу, тем самым чуть не давая разрушить ад кучке революционеров, среди которых затесались как Блэкхарт, так и Лилит. Кто там, кстати, писал «Damnation»? Ах да, Кейтс и Спенсер.

По итогу финал трехлетнего рана не столько «раскрывает карты» перед читателями, сколько лишь сильнее запутывает и доводит степень неразберихи и внутренних несостыковок серий до абсурда. Таким образом, можно подумать, что Бен Паркер, представленный в ненавистном фанатами «Spider-Man» Абрамсов, мог и сам спокойно победить Мефисто одной левой – просто сюжет еще до этого банально не дошел. Было бы только желание в этом разбираться.

Отсылка к Бэтмену?

И тем не менее основная мысль рана, упоминаемая мной выше, получило свое завершение здесь: искренняя, настоящая любовь двух людей друг к другу способно уничтожить зло.

Попутно породив избранного, который однажды свергнет дьявола и искоренит зло во вселенной, но не суть.

Вывод

Армен Манвелян

У рана Спенсера есть слабости. Он достаточно затянутый, порой не смешной, скучный, а финал и вовсе оставляет фанатов с огромным чувством разочарования. Но это определенно не худшее, что было с персонажем.

Я лично предпочту десять раз перечитать простой, но приятный комикс от Ника, который к тому же проходится по всей истории персонажа и радует множеством запоминающихся моментов, чем какой-нибудь третий или четвертый том авторства Слотта, что из раза в раз убивал собственные же истории.

Давид Пириянц

Как я и говорил ранее, Ник Спенсер написал крайне сумбурную и спорную историю, которую тем не менее банально интересно читать в сравнении с третьим и четвертым томом, вышедшим из-под пера Дэна Слотта. Вряд ли ран когда-нибудь станет культовым, как это случилось с линейкой авторства Джея Майкла Стражински, однако прочитать его однозначно стоит.

Пускай пятый том приключений Удивительного Человека-Паука богат на всевозможные ретконы и откровенно глупые сюжетные тропы, ради личной истории ЭмДжей, развития и становления Фреда Майерса героем, номеров про Терезу Паркер, Джей Джону Джеймсона и Нормана Осборна, а также отдельных ваншотов (#18.HU и #42 навсегда в моем сердечке) я настоятельно рекомендую прочитать вам серию «The Amazing Spider-Man» 2018-го года. Не лучший, но далеко и не худший период культовой линейки комиксов Marvel, которой я ставлю шесть Шестерок и десяти.

Нет, правда, «Sinister War» явно перегнул с количеством Шестерок в сюжете, притом что лишь одна из них называется «Зловещая».

Как вам этот комкс про Человека-Паука?

Комментарии