Большое интервью Криса Террио о «Лиге Справедливости Зака Снайдера» и закулисье фильма

7 207

Сценарист фильмов о Лиге Справедливости и противостоянии Бэтмена против Супермена рассказал все.

Крис Террио дал обширное интервью Vanity Fair, в котором рассказал о многих тяжбах и невзгодах, сопровождавших его во время работы над сценарием «Бэтмена против Супермена: на заре Справедливости»и о том, что представляет из себя «Лига Справедливости». Обе версии фильма.

Приводим самое важное из упомянутого:

Студия привлекла Террио над доработкой сценария, т.к у Бена Аффлека начали появляться сомнения. Ранее они оба работали над Оскароносной «Операцией “Арго”».

Аффлек позвонил Террио, рассказал над каким фильмом он работает, попросил прочитать сценарий и подумать о над его переработкой, а конкретно — над персонажными моментами. Очень многие мрачные элементы были не просто одобрены студией с самого начала, но их наличие в фильме исходило от них и их изменение было исключено.

По словам Террио ему очень понравилось работать со Снайдером:

Мы с ним исходим из очень разных подходов к производству кино, но мне моментально понравился Зак, т.к он совершенно не циничный. Это скорее я достаточно циничен. Энтузиазм Зака заразителен: когда описываешь ему какую-нибудь сцену, он не может сдержаться и тут же готов её зарисовать Он никогда ни на секунду не сомневался в моей работе. После БпС многие из моих голливудских друзей просто прекратили со мной разговаривать, т.к считали что я виновен в провале картины. Ты очень быстро узнаешь, кто твои настоящие друзья, а кто просто подхалимы голливудские. Зак оказывал максимальную поддержку и никогда не переставал верить в то, что мы можем создать большой, эпический мир DC на большом экране.

Террио не имел отношения к тому, что фильм называется Batman v Superman: Dawn of Justice. Он узнал о нём тогда же, когда и все потенциальные зрители картины, и оно ему не понравилось:

Оно звучит слишком напыщенно и глупо, словно зазывает на рестлинг-матч в Лас-Вегасе, а мы пытались делать мрачное и комплексное кино.

После выхода БпС студия заняла позицию, состоявшую в том, что сценарий Террио был слишком мрачный и это оказалось проблемой. Однако, как говорит сценарист, они как-то умалчивают о том, что первый драфт сценария, который и был отдан в руки Крису, был мрачнее переписанного варианта. В нём Бэтмен всё также клеймил преступников, но согласно ему фильм завершался на нанесении клейма на Лютора. И этот финал был важным пунктом, относительно которого сценарист вновь и вновь спорил со студией. Он утверждал, что после кульминации фильма и смерти Супермена Бэтмен просто не мог вернуться к подобным пыточным практикам. Иначе получается, что фильм поощряет все нехорошие действия Бэтмена.

Одно дело, когда Бэтмен в фильме начинает как мрачная версия себя, которую мы не узнаём, но который впоследствие понимает ошибочность своего пути и к концу фильма начинает путь к тому, чтобы стать лучше. К концу фильма он должен стать ближе к тому Бэтмену, которого мы знаем, иначе в чём смысл?

Террио очень много сражался со студией, внося правки в фильм, которые на его взгляд исправляли ошибки изначального сценария:

Я был против того, чтобы Супермен шутливо нападал на людей, схвативших Лоис Лейн в начале фильма. В той версии сценария Лоис обещает им, что Супермен не даст и спуска из-за того, что они её ударили. И каким-то образом это у МЕНЯ неприятно мрачный сценарий? Мне так и хотелось сказать им, что спасаю их от их же собственных ошибок. Я работаю с режиссёром, который был голосом разума и здравомыслия по отношению к практически извращённо-мрачному фильму, который они разрабатывали годами, но это я тут проблемы создаю.

Террио убрал из сценария сцену, где Лоис бьют, а также добавил веса этой сцене с Суперменом в вымышленной Африканской стране так, чтобы у неё появились последствия для фильма: таким образом в режиссёрской версии появилась девушка, которая выступает в Вашингтоне с разговорами о том, что появление Супермена дестабилизировало регион. В том числе, было добавлено участие Лютора в манипуляции этим конфликтом и попытками подставить Супермена.

Снайдера, в отличие от студии, долго уговаривать не приходилось, т.к он понимал необходимость правок в сценарий и видел в них смысл.

Ещё до того, как подписаться на работу над «Бэтменом против Супермена», Террио попросили посетить мероприятие в Нью-Йорке в Тайм Уорнер Центре, где причастных к созданию фильма знакомили с инвесторами.

Эти ребята были главными, потому что они контроллировали деньги на самой верхушке пирамиды. Они принимали большие решения и речь идёт не о руководителях студий, а о ребятах с Уолл-Стрит. Один мужчина, которого я могу описать как человека, которого обычно приглашают на прослушивание роли “Ублюдка #1” отвёл меня в сторону и начал рассказывать мне как надо писать Бэтмена.

Террио говорит, что “провал” «Бэтмена против Супермена» убрал даже претензии на попытки сделать вид, будто решения принимаются не исключительно из-за финансовых соображений.

Террио остался недоволен тем, что для релиза театральной версии из «Бэтмена против Супермена» вырезали полчаса:

Если вы уберёте из “Арго” 30 минут, как это было сделано с “Бэтменом против Супермена”, то в фильме станет меньше смысла, а критики скажут “какой ленивый сценарий”, потому что у персонажей недостаточно мотивации и они не целостны. И я бы с ними согласился.


Также сценарист добавляет:

Студии понравился мой сценарий, когда я его им сдал.

Поэтому театральную версию Террио не считает “своим” фильмом: в ней просто сильно меньше нюансов, которые необходимы повествованию. По словам сценариста, экшен обычно под ножницы не кладут, а существенное смысловое наполнение находится как раз вне его рамок.

Если критики решат, что фильм несвязный и непоследовательный, то они тут же перестанут быть великодушными и начнут атаковать вообще всё, что в нём есть. Так, например, в фильме есть разговор между военачальником и Лоис Лейн:

— Мне не говорили, что интервью будет брать леди.

— Я не леди, я журналист.

Один рецензент использовал эту фразу как доказательство моей глупости и невозможности писать Лоис Лейн или писать вовсе.

Вообще, персонаж Лоис Лейн в этом фильме вдохновлён журналисткой Мари Колвин, которую убили в Сирии. Она была одним из самых доблестных людей, когда-либо представлявших эту профессию. В Vanity Fair был материал “Личная война Мари Колвин” и фраза Лоис — почти дословная цитата Мари из текста статьи. Когда чеченский военачальник сказал, что не может пожать ей руку из-за того, что она женщина, Мари ответила: «В этой комнате нет женщины, только журналист». Так что это был мой трибьют ей. Однако эту фразу использовали как доказательство того, что я не понимаю женщин, журналистов или вообще людей, а также того, что я дерьмовый писатель.

Сценарист надеялся, что «Лига Справедливости» будет гораздо более приятным опытом, но он ошибался. Получившийся кинотеатральный результат получился настолько отвратительным (как говорит Террио, “от него остался только общий скелет), что сценарист хотел вычеркнуть своё имя из титров:

Я незамедлительно позвонил своему юристу и сказал, что хочу, чтобы из этого фильма стёрли моё имя. Юрист затем перезвонил Уорнерам и передал им моё пожелание. Не получилось: переделывать титры было уже слишком поздно, слишком многое нужно было переделывать и выход фильма бы отложили. Это было бы мировым скандалом и повредило бы фильму, актёрам и все работавшим над ним людям, поэтому я заткнулся и ничего не говорил публично. С тех пор я не упоминал “Лигу”, т.к этот фильм не отражал мою работу над ним. После этого я фильм не пересматривал, но безумно рад что версия Зака наконец-то вышла и она в моей страничке IMDb находится выше театральной.

Террио подписался на «Лигу Справедливости», т.к хотел рассказать более светлую и лёгкую историю о тех же персонажах, чтобы сбалансировать мрачность «Бэтмена против Супермена».

Финал моей версии «Бэтмена против Супермена» включает в себя Брюса, который увидел свои ошибки и обещание перемен. Возвращение к сознательности после этического кошмара. И в «Лиге Справедливости» Брюсу действительно стало лучше.

В ответ на вопрос “Как напряжение внутри студии повлияли” на «Лигу», Террио отвечает:

Я переписал «Лигу Справедливости», чтобы облегчить настроение фильма и этот сценарий впоследствии стал «Лигой Справедливости Зака Снайдера». Это несколько более лёгкая и менее плотная версия сценария, с которой мне было нормально. Я здравомыслящий человек и понимаю, когда стоит идти на уступки относительно студийных заметок.

Террио рассказал, что перед ним изначально была поставлена сложная задача, потому что студия сперва утвердила последовательность фильмов и сказала “придерживайтесь графика”. Сценарий «Чудо-Женщины» 2017 года ещё не был закончен, когда сценарист приступал к сценарию “Лиги Справедливости”.

У меня не было базы от которой можно отталкиваться, говоря о Чудо-Женщине например, кроме “Бэтмена против Супермена”. Про Темискиру тогда ещё и речи не шло, я не знал могут ли в этой вселенной люди говорить под водой. И я интересовался этим, потому что мне нужно было знать, можно ли вписывать подводные сцены с Акваменом и атлантийцами. Всё пришлось делать с нуля, потому что до этого не было сольных фильмов, а студия уже утвердила, что намеревается снять “Чудо-Женщину”, затем “Лигу Справедливости” и уже после этого — “Аквамена”. Так что “Лига” должна была представить и дать основу для персонажей, создать долгоиграющую мифологию для киновселенной DC, а также воскресить Супермена. Я не знаю как всё это можно уместить в два часа. Возможно релиз 2017 года доказывает, что это невозможно.

На вопрос о вмешательстве Джона Берга и Джеффа Джонса, Террио говорит, что уважает Джонса как сценариста комиксов и что Джефф вёл себя с ним порядочно, но его на съёмочной площадке не было. Никакого запрета не поступало, но студия недвусмысленно дала понять чего хочет, сказав “мы сами справимся”. С Джоссом Уидоном сценарист не пересекался, хотя и пытался с ним связаться поначалу, но ответа не получил.

Террио говорит, что они вместе с Рэем Фишером прорабатывали образ Киборга и очень серьёзно рассматривали этого персонажа, т.к понимали степень ответственности.

Как вы помните, на тот момент ещё не вышла «Чёрная Пантера». Очевидно, что темнокожие супергерои до этого уже появлялись на больших экранах, но в настолько крупных фильмах — ещё нет. Это была отличная и ответственная возможность для нас создать сильного темнокожего персонажа.

Крис Террио подмечает, что у людей всё ещё есть проблемы с версией фильма, над которым они со Снайдером работали, но его это устраивает:

Многих не устраивает фильм и у них с ним есть проблемы, но я могу это пережить, потому что это актуальная критика моей работы, под которой (работой) я могу подписаться. Это честно.

16-18 апреля 2021 года Зак Снайдер проведет мероприятие justice Con. Быть может, нас ждут еще материалы. А пока постеры:

Комментарии