Антитеза: смерть Vertigo – не приговор для индустрии

59

«БЕЗ ПАНИКИ» (с) Дуглас Адамс, «Автостопом по Галактике»

После прочтения статьи Евгения Степина у другого постоянного автора – Антона Бордукова — появилась пара тезисов, касающихся алармистского настроя статьи. Вследствие чего, родился следующий ответ на предыдущую колонку.

Бытует мнение, что Vertigo – это непогрешимый оплот комикс-индустрии, подаривший миру такие понятия как «взрослый комикс», «авторские серии», а также давший индустрии понять, что авторам можно платить и не отбирать у них права на их собственные работы. К сожалению, сторонники этой позиции забывают о существовании 2000AD и Dark Horse. Причём если с первым всё достаточно понятно и прозаично – один из поставщиков британских авторов на «экспорт», то Dark Horse Comics – лошадка куда более интересная. Ещё до основания Vertigo – то есть до 1993 года – в послужном списке издательства уже успели отметиться, а кто-то и надолго закрепиться: Майк Миньолла (Hellboy), Фрэнк Миллер (Sin City), Джон Аркуди (Маска), Пол Чедвик (Concrete). Сказать, что из этой среды не вышло что-то великое и влиятельное – значит сильно покривить душой. Лояльное отношение к авторам и авторскому праву – не изобретение «головокружительного импринта».

Vertigo не было «сиятельным спасителем индустрии, чахнувшей в корпоративной духоте», скорее следствием (причём – одним из) смены глобальной индустриальной парадигмы. Ведь совершено внезапно стало понятно – среди читателей появился запрос на «более взрослые» истории. И запрос настолько великий, что отказываться от сопутствующей ему прибыли будет только глупец.

Очень не хочется соглашаться с Дэном ДиДио, но в одном он прав – с 90-х прошло порядочное количество времени, и индустрия в действительности усвоила урок тех времён. Vertigo, может быть, не изобрело принцип «свободу авторам на самовыражение», но как минимум было в числе тех, кто убедил в том, что это может пойти всем на пользу. Однако с тех пор утекло достаточно много воды.

Издательств, которые убеждены в пользе «авторской парадигмы» сейчас гораздо больше, чем двадцать лет назад: Image, AfterShock, Avatar Press, BOOM! Studios, Oni Press, Ahoy Comics. Даже Dynamite, в основном занимающийся комиксами по лицензии, не чурается давать свободу тому же Кирону Гиллену или Уоррену Эллису, что особенно заметно по недавнему Peter Cannon: Thunderbolt и относительно давнему James Bond 007: VARGR. Вроде бы корпоративные работы, ведь работа с лицензией именно это и подразумевает, но в креативной самодостаточности их не упрекнуть.

Так что, если уж такой импринт, как Vertigo и начал дышать на ладан в поздних двухтысячных, то наверное невелика потеря? Ведь на поддержание бренда нужно выделять финансирование. Платить большому количеству сотрудников разных звеньев и разной степени важности, чтобы получить в итоге невразумительный выхлоп, а также терпеть репутационные и финансовые издержки. Имя «Vertigo» последний десяток лет было именно про этот самый бренд и престиж. Про попытки поддержать его статусность, оттуда и «а помните, как раньше было хорошо?». Да, было. А сейчас что? Зачем пытаться искусственно поддерживать жизнь кадавра, так отчаянно желающего прекратить своё существование?

В каком-то смысле, можно сказать, что судьбу издательства решил пресловутый «рыночек». Вполне закономерное развитие событий и спорить с этим – дело не очень-то и полезное. Практика – критерий истины, а практика показывает, что в наше время Vertigo больше не конкурентоспособен. Да и свою историческую функцию он уже выполнил. В пример этому привожу слова году Карен Бергер из 2003 года. Она говорила, что целью импринта было «помочь комиксам, как медиа, вырасти». Вот в чём заключалась «надобность импринта».

Он был, своего рода, аналогичен дополнительным колёсам на велосипеде, которые нужны лишь пока человек не научится ездить без них. Колёса красивые, статусные, важные – но в какой-то момент в них просто-напросто отпадает необходимость. И если медиа действительно выросло, с чем можно, но достаточно бесполезно, спорить – то может быть смерть Vertigo это естественный процесс? И никакая конспирология тут уже не нужна.

Прошлогодний перезапуск Vertigo упрекали в том, что импринт «перестал говорить на злободневные темы» и «стал рупором пропаганды». Риторика красивая и очень эмоциональная, но не совсем корректная. Разве «смена пола, гомосексуальность, употребление наркотиков, расизм и насмешки над религией, ставшие повседневной частью нашей жизни» — не суть та же самая злободневность? Злободневность, подразумевает актуальность. Поддержка/неодобрение каких угодно меньшинств эту самую злободневность не преуменьшают. Следовательно, этот аспект комиксов издательства никуда не исчезал.

Более того, сейчас даже огромная и неповоротливая «Большая Двойка» очень любит эту самую «злободневность». Не значит ли это, что Vertigo потеряло (если вообще её имело) монополию на этот аспект? И если да, то что же в этом плохого? Может быть, вместо того, чтобы быть контркультурными и «не такими как все», лучше создавать эту самую культуру, как Мур завещал? Не быть реакцией на что-то, а быть этим самым «чем-то». Вырасти, так сказать, из бунтарских штанишек.

Так же сложно согласиться и с тем, что «в Vertigo пришла пропаганда». Она не то, что не пришла – она никуда и не выходила. Пропаганда, как и агитация, всегда имеет под собой очень чёткую направленность и цель – она говорит, «что надо делать» и «как надо думать». Нонконформистская повестка в комиксах Vertigo, призыв воевать с устоями и традициями, побуждение к вскрытию и препарированию табуированных тем – это тоже пропаганда. Так или иначе, манифест любой формы, чётко направляющий читателя и предлагающий ему чёткий «ответ» — это агитация и пропаганда. Чтобы понять смысл слова, обратимся к его определению:

Пропаганда — это распространение, популяризация и разъяснение философских, политических и прочих идей/учений.

Таким образом, вполне логически следует, что научпоп – это пропаганда. Религиозные или философские труды, учащие людей «как жить» и как воспринимать реальность — пропаганда. Распространение и учение идеи нонконформизма (в комиксах, прозе или где-нибудь ещё) – пропаганда. Объективно и без оценочных суждений. Комиксы «старого-доброго» Vertigo так не делали? Спайдер Джерусалем ничего не пропагандировал? Вопрос, разумеется, риторический.

Комиксы пережили Comic Code Authority – страшнейший инструмент цензуры, на корню зарубивший целые издательства и жанры. Декапитации масштабнее и грознее, чем эта — в индустрии, скорее всего, не случалось. И тем не менее – комиксы её пережили. Пережили серьёзный удар, убивший на какое-то время тот же жанр комикс-хорроров. Предполагаю, что и смерть одного отважного, но уже отжившего и выполнившего свою функцию импринта, индустрия переживёт. К тому же, всегда можно смотреть на это событие, как на исполинскую гидру – да, одну голову ей отрубили, но вот вместо неё уже давно взрос целый десяток голов объективно ничуть не хуже. В конце концов, телевидение и кинематограф за весь ход двадцатого столетия ведь не убили книги и комиксы, так с чего бы им умирать в двадцать первом?

Vertigo ушел — комиксы остались. Пишите, что думаете по поводу этой дискуссии.

Комментарии