Алан Мур о комиксах, кино и творчестве

0

Редкое интервью с Аланом Муром. Создатель «Хранителей» обсуждает новый проект «Шоу» и свои натянутые отношения с кинокомиксами.

Автор таких комиксов, как «V значит Вендетта», «Хранители», «Бэтмен: Убийственная шутка» и многих других культовых книг, Алан Мур многими считается величайшим автором комиксов. Тем не менее публике широко известны прохладное отношение Мура к экранизациям своих творений. Крайне неудачные экранизации «Из Ада» и «Лиги Выдающихся Джентльменов» навсегда испортили взгляды Мура на любые кинокомиксы, основанные на его работах, и с тех пор он якобы их даже не смотрит. Писатель даже попросил никогда не упоминать его имя в подобных фильмах и отказывается от любой оплаты, что стоило ему многих миллионов.

Сейчас Мур пытается ворваться в кинобизнес уже на своих условиях, с новым, оригинальным проектом «Шоу». Главную роль в фильме играет Том Бёрк, режиссёром выступает Митч Дженкинс. Это фантастическое приключение, действие которого происходит в родном городке Мура — Нотхэмптоне. В центре сюжета — поиски украденного артефакта, приводящие героя в сюрреалистичный мир преступлений и тайн.

Мур, обычно скрывающийся от прессы, дал редкое интервью порталу Deadline, обсудив новый фильм, что для писателя является эдаким проектом мечты. Он, как и продюсеры, держали проект максимально независимым на каждом шагу, настаивая на сохранении креативного контроля и авторских прав. Мур уже создал несколько короткометражных фильмов, теперь в работе полный метр, далее у него в планах сериал, основанный на том же персонаже. По словам писателя, материала уже хватает на 4-5 сезонов.

Премьера «Шоу» уже должна была состояться на мероприятии SXSW, но ввиду его отмены, фильм отправился на испанский фестиваль Sitges. Показ состоялся 12 октября.

Deadline: Алан, как проходит самоизоляция в Нортхэмптоне?

Мы с женой Мелиндой, по сути, живём в феврале, как раз и погода такая же. Игнорируем все советы правительства, потому что считаем, что им все равно, просто делаем самые разумные, с нашей точки зрения, вещи. Сохраняем дистанцию, все покупки дистанционные. Никого не видели вживую уже полгода.

С другой стороны, мы сблизились с людьми, хоть и не виделись с ними много лет. Гораздо чаще созваниваемся, читаем сказки внукам, что очень весело. Делаем то, на что раньше не находили времени. Да, скучаем по близким, но в то же время формируем связи по-новому. Остаёмся в курсе вещей, слушая реальных врачей и учёных.

Вы ушли из комикс индустрии, закончив «Лигу Выдающихся Джентльменов» в 2018 году, были мысли о возвращении?

Я больше не заинтересован в комиксах, не хочу с ними ничего общего. Я писал комиксы 40 с небольшим лет, когда наконец-то ушёл на пенсию. Когда я начинал в комикс-индустрии, она предназначалась для рабочего класса, в частности — детей. Теперь всё изменилось, повсюду «графические романы», цены скорее для среднего класса. Я ничего против них не имею, но медиум не предназначался, как хобби для достаточных людей. Он создавался для тех, у кого было мало денег.

Сейчас всё больше людей ассоциируют комиксы с супергеройскими фильмами, это для меня создаёт дополнительные сложности. Я не смотрел таких фильмов со времен «Бэтмена» Тима Бёртона. Они отравили кинематограф, и в какой-то степени культуру в целом. Несколько лет назад я уже говорил, что это тревожная тенденция, сотни тысяч взрослых выстраивающихся в очередь посмотреть на персонажей, которых 50 лет назад создавали для 12-летних детей. Это было похоже на какое-то желание сбежать от трудностей реального мира, поностальгировать о детстве. Мне это казалось опасным, люди становились все инфантильнее.

Это может совпадение, но в 2016 году американцы избрали социалистический мандарин, и Великобритания вышла из Евросоюза, а шесть из 12 самых кассовых фильмов были о супергероях. Не могу сказать, что одно ведёт к другому, но всё это симптомы одной болезни — попытки сбежать от реальности и находить простые решения.

Вы сказали, что чувствуете ответственность за перемены в мире комиксов, почему?

Мои работы были теми, что привлекли взрослую аудиторию, и затем индустрия разрекламировала это явление, кучи заголовков кричали о том, как комиксы «повзрослели». Но если не считать пару конкретных примеров, то не повзрослели они.

Вот возьмём графические романы в 80е. Люди хотели продолжать читать комиксы, и теперь они могли делать это публично и ощущать себя утончённым читателем, потому что они больше не читают книжечки для детей, публичное восприятие изменилось. Но какого-то бума взрослых комиксов, которого я ожидал, не произошло. Как мы можем видеть на примере супергеройских фильмов.

Как вы относитесь к современной комикс-индустрии?

Я сомневаюсь, что крупные компании переживут карантин. Комикс индустрия это 80-летняя старуха, у неё и так была куча проблем. Даже до Ковида всё было печально.

Развлекательная индустрия уж очень сосредоточена на больших именах. Крупные корпорации так богаты, что могут производить масштабные блокбастеры, которые доминируют рынок. И я вижу, как это может измениться, может даже в лучшую сторону. Сейчас слишком рано делать позитивные прогнозы, но может теперь им будет сложнее маневрировать в новых условиях, тогда как маленькие, независимые компании начнут процветать. Эти времена могут стать хорошей возможностью для появления новых, дерзких голосов.

Но экономические реалии и отсутствие поддержки рынка искусств могут предотвратить это.

Спору нет. Я говорю о будущем. Когда весь этот хаос закончится, для многих наступит экономический кошмар. Я даже не уверен, что он когда-нибудь закончится, пока мы не найдём эквилибриум, каким бы он не оказался. И когда мы этого наконец-то добьёмся, я надеюсь увидеть совершенно новый культурный ландшафт.

А вы совсем не смотрите супергероику? Как насчёт нестандартных проектов, вроде «Джокера»? Вы ведь написали ключевой комикс о Бэтмене.

Да нет же, совсем не смотрю. Всех этих персонажей украли у их создателей, абсолютно всех. За каждый из них стоит огромная очередь призраков. В случае с фильмами Марвел это Джек Кирби. Меня не интересуют супергерои, их придумали в 30-е годы для детей, и с этой задачей они справляются прекрасно. Но если пытаться переиначить их для взрослой аудитории, получается что-то гротескное.

Мне говорили, что фильм «Джокер» не существовал бы без моей истории («Бэтмен: Убийственна Шутка» 1988 года), но спустя 3 месяца после написания этого комикса, я от него отрёкся, слишком он получился жестоким. Это же Бэтмен, в конце то концов, чувак в костюме летучей мыши. Я, кстати, считаю Адама Уэста лучшей версией Бэтмена, когда персонажа не воспринимали с такой серьёзностью. У нас есть супергерои в «Шоу», но с раскрытием этих персонажей мы покажем, что каждый обладает своими уникальными аспектами.

Разве кино не является формой побега от реальности, хотя бы в какой-то мере?

Иногда, да, как и любая форма искусства. Но их можно использовать для чего-то другого. Подумайте обо всех фильмах со сложной составляющей, которые сложно одобрить, в которых очень тревожный посыл. То же самое можно сказать о литературе. Но все эти супергеройские фильмы слишком часто являются именно формой побега.

Вы всё еще пишете что-нибудь, будучи в отставке?

Я ушёл только из комиксов. Сейчас я заканчиваю книгу о магии. Довольно часто откладывал, но все же работаю над оперой о Джоне Ди с музыкантом Говардом Греем. Скоро выйдет несколько коротких рассказов. И я много думал о том, что делать после выхода фильма «Шоу». Он воспринимается как самобытный проект, но в то же время может считаться просто расширенным пилотным эпизодом, мы считаем, что историю можно развернуть в виде телешоу, которое мы очень изобретательно назовём «Шоу».

Я разработал уже около 4-5 сезонов потенциальных эпизодов. Мы показываем их людям, собираем реакции. Если появится интерес, то я готов заняться этим делом. Мы не просим большого бюджета, нам требуется только креативный контроль и обладание правами на продукт, если кто-то готов нам это предоставить, то мы не против того, чтобы они заработали на нашем детище.

Звучит как задача для Netflix. Хотя с сохранением авторских прав могут возникнуть проблемы…

Посмотрим. Варианты есть. Сохранение прав это всё, что мы хотим. Поэтому создание фильма заняло столько времени. Я не против писать для кинематографа или телевидения в принципе, но на своих условиях, которые я считаю справедливыми. Если кто-то на этом заработает, мне все равно.

 Какие надежды на фильм?

Надеюсь, людям понравится, и они захотят увидеть продолжение в виде сериала. Надеюсь, что все, кто работал над фильмом, получат заслуженное внимание, особенно наши замечательные актёры. Но это всё в руках господних.

А я большой фанат Том Бёрка

Несомненно, он великолепен, он столько привнес в персонажа, да и сам он парень что надо. Мне особенно понравилось сниматься с ним.

Долго гримировались?

Часами. Наш гримёр просто гений, она все сделала максимально быстро.

Что думаете о мыслях мэтра касательно индустрии?

Comments