Адвокат Дьявола: Был ли так плох фильм «Люди-Икс: Последняя Битва»?

2 745

Попытка разобраться: действительно ли «Люди-Икс: Последняя битва» был так плох, как его запомнили.

Защитник Homo Superior Паисий Пчельник

Молодой, но уже успешный режиссер Брайан Сингер в начале нулевых стал одним из первопроходцев современной супергероики. Первые две части похождений Радиоактивных людей получили теплый прием у зрителей и критиков. Помимо бодрого экшна и интересного сюжета, фильмы вслед за комиксами поднимали темы терпимости, принятия себя, способности отпустить прошлое ради будущего… Однако после двух успешных фильмов Сингер внезапно оставляет пост режиссера, и «Последнюю битву» берется снимать Бретт Рэтнер. А Сингер, тем временем, уходит к прямым конкурентам из DC снимать «Возвращение Супермена». В результате получилось «ни там, ни тут». Но защищать «Возвращение Супермена» доверим кому-нибудь другому, я же попытаюсь рассказать, почему мне нравится «Последняя битва».

Конечно, в детско-юношеском возрасте к развлекательному кино относишься более снисходительно. Я посмотрел «Последнюю битву» в 19 лет, в год ее премьеры. И был в восторге. Фильм прекрасно заканчивает трилогию, устраивает напоследок массовые разрушения и баталии, закрывает сюжетные линии и дает надежду на будущее. А спустя несколько лет я познакомился с такой вещью, как высокоскоростной интернет, и с удивлением узнал, что оказывается, этот фильм не любит практически никто. Тогда я, уже настроенный увидеть несмотрибельный шлак, сел пересмотреть кино еще раз. Я целенаправленно пытался найти, за что же этот фильм не любят… И все равно не нашел ничего, что бы делало фильм гораздо хуже первых двух частей. Да, он смотрелся послабее, но не до такой же степени! Так за что же я люблю «Последнюю битву»?

1. Феникс

Далеко не всегда положительный персонаж франшизы в третьей части становится главным антагонистом. И за этим всегда интересно наблюдать. Гораздо проще, когда героям противостоит злое злобное зло, которое необходимо победить любой ценой. Когда же на сторону зла становится бывший друг, это всегда приводит еще и к психологическому поединку: склонить его обратно на сторону добра.

Свою роль сыграл и кастинг на роль Джин Грей: еще в первом фильме к образу доброго и заботливого врача и телепата добавлялась дьявольщинка в глазах Фамке Янссен. И вот, в третьем фильме, эта дьявольщинка достигла угрожающих масштабов.

Да, был переписан канон: темная сущность Джин проявилась без полета в космос и вмешательства межпланетных сил. Однако, по-моему, это тот случай, когда неканоничность идет истории на пользу. История, которая работала в комиксах в восьмидесятые, в середине нулевых на большом экране смотрелась бы слишком вычурно. Что и было подтверждено более 10 лет спустя. Сценарист «Последней битвы» Саймон Кинберг извинялся перед фанатами за фильм Ратнера и бил себя в грудь, что вот сейчас-то он все исправит и выкатит настоящую крутую историю о Темном Фениксе. Что из этого вышло, думаю, лишний раз вспоминать не стоит.

Кроме того, отказ от космической истории Феникса привел нас к тому, о чем была вся оригинальная «иксовая» трилогия: метафора человеческой природы. «Феникс» – это агрессия, которую годами подавляли в Джин, после чего она вырвалась наружу в самый непредсказуемый момент. В реальном мире – вполне обыденная история в кабинете психолога.

2. Мораль

На протяжении первых двух фильмов нам пытаются сказать: быть «не таким, как все» — не значит быть хуже других. У каждого человека есть свои уникальные особенности, и он не должен их стыдиться. Однако третий фильм показывает, что не все так однозначно. И показывает это на примере двух противоположных мутантов: Магнето и Роуг. Первый – пример того, что гордость своей личностью может довести до фашизма. Что путь от слов «я горжусь, что я мутант» до идеи «не такие, как я, — существа низшего сорта» не так уж и долог.

Кстати, в официальном русском дубляже есть один серьезный косяк: когда Магнето получает пачку шприцев себе в грудь, у него происходит диалог с Росомахой:

— Я…

— Один из них.

На русский ответ Логана был переведен как «ты вылечился». Что, конечно, по сути не верно: тут речь все же шла не об излечении, а о самом главном страхе Эрика: стать «существом низшего сорта».

Персонаж Роуг же показывает: если человек несчастлив от того, кем он является, он имеет полное право измениться.

Хэнк уходит из правительства, потому что считает: использовать лекарство как оружие, пусть и «во благо» — аморально.

В результате почти каждая сюжетная линия содержит какую-то дополнительную мысль и мораль, а не просто добавлена по принципу «шоб было».

3. Смерти положительных героев

Забавно, что многим фанатам не понравилось то, что режиссер «Последней битвы» посмел убить значимых положительных героев. А спустя 11 лет те же фанаты захлебывались в восторге от того, что режиссер «Логана» посмел убить значимых положительных героев. Но если в «Логане» смерти Росомахи и Ксавье легко читались с самого начала, то в «Последней битве» убийства Циклопа и все того же Ксавье выглядели неожиданно и пугающе.

Да, смерть Циклопа была в большей степени вынужденной – актер уходил вслед за Сингером сниматься в «Возвращении Супермена», но даже при таких условиях удалось ее эффектно обставить, вписав в историю рокового возвращения его возлюбленной.

Ну а смерть Ксавье я вообще считаю подлинным бриллиантом. Мудрый и хладнокровный профессор разлетается в пыль прямо на глазах у ошарашенного Росомахи и еще более ошарашенного меня! Меня, привыкшего, что поражения положительных супергероев обычно выглядят так: злодей отбрасывает его на несколько метров в стену, герой лежит без сознания, злодей уходит, чтобы потом встретиться в финальном махаче.

Разумеется, в конце нам покажут, что Чарльз выжил, а якобы навсегда лишенный сверхспособностей Магнето — не то, чтобы лишен их навсегда. Но разве это не передает дух комиксов, где герои умирают только для того, чтобы поднять для студии продажи, а спустя несколько месяцев эпично вернуться?

Есть еще множество мелочей, за которые я люблю этот фильм. Действие стало бодрее, накал борьбы – выше. Спецэффекты по тогдашним меркам смотрятся вполне достойно. Росомаха все так же хорош, Бобби возмужал и окреп. Зверь просто превосходен, от грима до характера. Идеальное попадание в образ, начиная с самой первой сцены, где он читает журнал, прицепившись к потолку. В одном коротеньком эпизоде нам показали, что он умный, сильный и немного экстравагантный. Еще было несколько крутых сцен вроде освобождения Мистик, атаки Логана на лагерь Магнето, погони Джаггернаута за Китти или уже упомянутой смерти Ксавье (кстати, у меня есть кинотеория об этой смерти и переносе сознания профессора в тело Логана, можете почитать). И прочее, прочее.

Разумеется, есть у фильма и слабые стороны: косяки сюжета, странная логика некоторых персонажей, кто-то был плохо раскрыт, кто-то – не раскрыт вовсе. Однако почти все эти претензии можно предъявить и к первым двум частям, которые народ любит гораздо сильнее. Да и в целом проблем у «Последней битвы» не больше, чем у типичного развлекательного кинокомикса. Для меня фильм Ратнера достойно закрыл сюжетные линии и поставил красивую точку в истории о Людях Икс. Потом будет еще одна красивая точка – в «Днях минувшего будущего». А потом еще одна – в «Логане». А потом еще одна – в «Темном Фениксе». А наши дети, возможно, еще увидят «Новых мутантов». Шучу, конечно: не дети, а внуки.

А на этом месте я передаю виртуальный микрофон моему оппоненту. Что же пошло не так? Отвечает Сергей.

Прокурор программы СтражейСергей Афонин

Корни проблем триквела Иксов лежат, как всегда бывает в такой ситуации, в производстве. В первую очередь, студия не удержала на месте Брайана Сингера, который, кстати, хотел снять триквел. Но еще сильнее он хотел снять кино про Супермена. А вот студия ждать возвращения блудного сына не захотела. Поэтому сначала на режиссерское кресло позарился Мэттью Вон, но он вышел вон (простите) спустя непродолжительное время. Как он говорил позднее, Fox давили на него, желая как можно скорее снять кино. Оценив «заботу» студии и увидев сценарий, который показался ему сырым недоработанным, режиссер решил дождаться другого шанса в будущем. И третьим человеком, который уже и снял кино, был Бретт Рэтнер. Стоит ли говорить, что когда крестный отец франшизы уходит, а замену ему второпях находят со второго раза в лице обычного ремесленника — это тревожные звоночки?

Другое дело — сценарий. Спустя года, мы знаем, что Сингер хотел полностью сконцентрироваться на истории Феникса. Даже Сигурни Уивер хотел заманить, дабы та стала Эммой Фрост. Но когда на горизонте нарисовалось «Возвращение Супермена», Брайн ушел, а в дело вступили Саймон Кинберг и продюсеры. В итоге к оригинальной задумке присовокупили идеи из рана Джосса Уидона, сюжет про лекарство и прочее. И вот начались проблемы.

Получив довесок к истории, кино не смогло рассказать ни то, ни другое в той мере, которая бы удовлетворила людей. То одна, то вторая линия тянут на себя одеяло, будто борясь за внимание зрителя. Соответственно, эти ключевые проблемы повлекли все остальные через эффект домино.

Начнем с Феникса. «Удивительно», что именно эта линия наиболее крепко держится на ногах, ведь она изначально была в задумке, о чем говорит косвенно финал второго фильма. Но всему не хватает прилизанности, взять ту же смерть Циклопа. Внезапную и устанавливающую памятник на его трилогии «я важный персонаж, но на меня положили болт». По сути, лидера Иксов и важнейшего персонажа в линии Феникса, выбросили на помойку. И это, наверное — главная проблема. Кино попусту лишилось одной из опор в истории. И, что иронично, исполнитель роли просто должен был уйти вместе с Сингером играться с Суперменом. Поэтому пришлось выкручиваться. А это куда труднее делать, когда нельзя сконцентрироваться на решении проблемы, ведь нужно развивать и вторую сюжетную линию.

Лекарство же — линия, которая оступается практически на каждом шагу. Ни один из новых персонажей, что задействованы в этой истории, не раскрыт должным образом. Апогеем этого становится Архангел, который вроде бы как важен и даже интересен своей драмой, но по итогу сведен до уровня утроенного камео. Очень поверхностно и пресно. Единственная, кто идеально вписался в эту историю — Роуг. Ее драма и переживания полностью вписываются в сюжетную канву. Все остальное подается галопом по Геношам, перепрыгивая то с политических оценок происходящего, то к реакции Иксов с Братством, то вообще к проблеме Феникса. Ты не успеваешь ни на чем сконцентрироваться, ведь тебе пытаются в усеченном виде подать кучу информации.

Также видно, что в этом балагане практически не нашлось место для основного костяка героев. Кого-то по-быстрому «вылечили» или убили, кто-то просто ждет момента самой Последней Битвы, а Росомаха и Шторм вынуждены быть в центре событий. При этом, порой не зная, что им делать то вообще. Кино упускает из внимания вовлеченность героев в проблемы лекарства. И получается, что они полностью мотивированы и задействованы в моменты Феникса и не знают, чем себя занять, когда начинается Лекарство.

Не помогает происходящему и явно скачущий монтаж, которому не хватает той четкой структуры и выверенности, что присуща первым двум фильмам. Фильм несется, сломя голову, будто в монтажной сидел Винни Джонс.

Выпусти меня, я хочу монтировать.

По итогу этот монстр Франкенштейна еле как добирается до финала, где каждое из событий по итогу обнуляется чуть ли не последней сценой, что делает львиную долю произошедшего бессмысленным.

Фильм «Люди-Икс: Последняя Битва» погубили определенно внутренние гнойники производственного процесса. Будь у Fox больше терпения и более трезвый взгляд, они бы дождались Брайана Сингера и получили еще один патрон в обойму комикс-хитов. Но когда ты бежишь вперед паровоза, игнорируя проблемы, то не жди, что весь состав доедет в целостности. Но даже видя всю гору проблем, ты умудряешься разглядеть то прекрасное, что осталось в этом кинокомиксе от рук Брайана Сингера. Это кино действительно завершило основную историю Людей-Икс, но оно же выстрелило себе по ногам так сильно, что даже пришлось полностью переизобретать франшизу заново. И, как мы уже знаем, это как раз таки получилось первоклассно.

Комментарии